30 Век (ЗОВ) - Будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Кристальный Токио » Дикая часть Центрального парка


Дикая часть Центрального парка

Сообщений 1 страница 20 из 49

1

http://static.diary.ru/userdir/3/1/5/6/31569/48861831.jpg

План придворцовой территории

0

2

>> Центральный парк >> Cупермаркет

Хаура остановила аэроцикл на давно облюбованной для таких "посиделок" полянке, небольшой и уютной, окруженной со всех сторон кустарником, так, что найти ее можно было только через этот кустарник продравшись.. Пара минут, и из тайника были извлечены удобные глиняные кружки, а мясные колбаски поджаривались над костром. Над столицей понемногу сгущались сумерки.. вот стемнеет, и станет совсем хорошо, ночь обещает быть ясной, пиво прохладным, мясо вкусным, а компания - приятной.
- И вообще, молниеносный ты наш, сегодня была моя очередь заигрывать с девушками, а после твоих комплиментов та хорошенькая кассирша даже внимания не обратила, что я ей подмигнула.. Кто ты после этого? - Хаура уже ворчала невсерьез, просто чтобы позабавиться. Да и не зря же Зевс оправдывался, пусть хоть почувствует, что есть за что, разнообразия ради. Жаль ведь таких искренних усилий.

Отредактировано Хаура (2009-12-27 22:03:37)

0

3

>> Центральный парк >> Cупермаркет

На самом деле разделение по дням недели было шуточным пережитком детства и очень простым. По тогдашней договоренности женские дни недели (среда, пятница и суббота) принадлежали Хау, а мужские (понедельник, вторник и четверг) – Зевсу, воскресенье же было общим, хотя в детстве и надписывали на часах каждый свое время.

Суббота?! А! Прости! Забыл! – С деланным огорчением воскликнул парень. И с улыбкой хитро посмотрел на подругу. Игры Хауры в смущение молоденьких девиц нравились даже ему. Ведь общество стало намного более свободным и в общем-то не придавало значения былым предрассудкам, но некоторые его представительницы все же забавно краснели, попадая во внимание высокой и прекрасно сложенной Хауры, да еще и пилота, коим являлась принцесса. «Принц» – Зевс фыркнул, вот прекрасную половину принцессами называть он мог даже вслух, а свое межпланетное звание до сих пор воспринимал с изрядной долей скепсиса. – В следующий раз буду стоять фригидным столбом, когда всякие очаровашки лезут из кожи, чтобы обратить на себя внимание. – Громовержец засмеялся и поворошил угли под шашлыками.

Я слышал, что ты была в дальней командировке? – Он поднял мечтательный взгляд к звездному небу. Не... даже если звезды пока что проступили на нем едва-едва, – он их уже видел и до чертиков хотел чувствовать подобно воскрешенному недавно Нефриту.– Я мечтаю увидеть космос... – Он снял с мангала шампур с шипящим, ароматным мясом и протянул его Хау. Еще одна вещь так и не изменилась со времен далекого 21-го века, что безумно приятно. В мясо на своем шампуре он вгрызся с таким голодом, который и сам не ожидал от себя. – Я голоден, как дикий зверь (бурундук, что ли?). Наверно, коня бы съел! С месяц такое...  Так как там... звезды?

Парень жадно посмотрел на девушку. Простая смертная приняла бы такой взгляд за верх желания. Но не Хау. Если бы это и имело место, то, скорее, в форме игры. Зевс приготовился слушать, подругу, отложил «оголившийся» шампур и вытащил из-за спины гитару, принялся очень тихо перебирать струны, словно аккомпанируя ожидаемому

Отредактировано Zeus (2009-12-27 22:53:43)

0

4

-> Центральный парк

Он не ошибся, подумав, что эта девушка значительно отличается от всех тех, каких ему приходилось видеть прежде. Даже не поддерживая разговора, он заметил, что она внимательно слушает его речь, и, без сомнения, всё поняла, когда Ятен остановился, закончив свои философские изречения, касающиеся судьбы. Спустя ещё пару мгновений её лицо расцвело улыбкой, чему юноша не мог не порадоваться, отметив, что такое выражение лица делает её ещё более прекрасной.
Вновь проснувшееся вдохновение позволило ему сравнить девушку с прекрасной горной фиалкой, в образе которой его внимание привлекли её глаза. Он уже видел её стоящей на заснеженной вершине, готовой дотянуться до облаков, которые уже не казались такими далёкими, видел солнце, играющее со снегом и заставляющее её смешно щуриться; видел пар, идущий из жерла спокойной горы, будучи некогда разъярённым вулканом, но спящей сейчас. Видел леса и поля, простирающиеся до самого горизонта, где сияло расплавленное светило. Время суток играло по его правилам и невозможно было определить, рассвет сейчас, или же уставшее солнце отправляется на покой, в последний раз озаряя гору светом... Этой картине не хватало чувств и Ятен добавил к ней отдалённый шум воды, эхо пения птиц и, конечно же, её голос. Строгий, но в то же время и мягкий, переливчатый, словно пение птицы.
Сотворив шедевр в своей голове, Ятен твёрдо решил, что воплотит его в жизнь. Конечно, о таком говорить было рано, но что-то внутри говорило ему сделать этот шедевр, отблагодарив девушку, которая в одночасье стала его музой, сама того не зная.
- Может, вот они, перемены? - неожиданно заметил он, пока они пробирались к дикой части парка.
С неподдельным интересом юноша слушал её речи о медитации. Вообще, Ятен не слишком интересовался разговорами, но тут всё было не так, и он сам не знал, что было причиной. Она говорила со знанием дела, раскрыто и он просто заслушивался. Разговор надо было поддерживать и Ятен произнёс в ответ:
- Мне вспомнился Будда, когда Вы упомянули о просветлении. Конечно, в современном мире никакому человеку не сравниться с ним и не достигнуть такого состояния, потому что все мы слишком грешны. Но, тем не менее, я не считаю, что медитация останется чем-то вроде замены успокоительным - мрачно пошутил он - Такое высокое искусство не должно просто кануть.
- Это было бы просто чудесно! - поддержала его девушка - Мне было бы  приятно медитировать в Вашем обществе.
Ятен усмехнулся, отметив про себя, что девушка тоже весьма хорошо к нему расположена.
- Да и я, пожалуй, помедитирую вместе с Вами - добавил он, оглядывая себя. Одежда была свободной и Ятен, вздохнув с облегчением, успокоился, уже не боясь сесть в позу лотоса и что, к примеру, штаны разойдутся по швам.  Ятен не сомневался, что его знакомая медитирует гораздо лучше, ведь он сам знал об этой практике только по книгам и пособиям. Другими словами, у него просто не было практики, что он всячески старался исправить, однако время работало против него. Теперь же, когда представился такой удобный случай, юноша наконец-то понял, что сможет претворить некоторые мечты в жизнь.
- Да, конечно, - она несколько смутилась, - мне давно следовало представиться. Меня зовут, Рейана…можно просто, Рей…так мне привычнее, так зовут меня друзья.
Лёгкий румянец украсил её щёки, что не ускользнуло от взора Ятена. В любом другом случае он бы просто поклонился, но уничтожив в огне свои старые правила, он последовал новым, ещё не написанным, и, взяв её руку, слегка коснулся её губами.
- Рад встрече с Вами, Рей-сан - молвил он, смотря на неё.
Они уже добрались до места, и теперь дело было за малым - выбрать место для "общения с собой".

Отредактировано Yaten (2010-01-06 00:09:50)

+2

5

<< Центральный парк

Она двигалась по дощатой тропинке вперед, любуясь игрой света в кроне деревьев.
- Мне вспомнился Будда, когда Вы упомянули о просветлении, - произнес юноша, следуя позади нее. Рей едва улыбнулась, услышав имя, которое так много для нее значило.

- Конечно, в современном мире никакому человеку не сравниться с ним и не достигнуть такого состояния, потому что все мы слишком грешны, - продолжал Рой.

- Нет, это не так,
- резко с прежней решимостью возразила она, - я отказываюсь в это верить! И мне жаль, если Вы действительно так считаете. Мне кажется, что каждый из нас может заблуждаться. Но не каждый может признаться себе в этом, тот, же, кому это удается, достоин,  быть вознагражденным. Нельзя недооценивать человеческую душу.

Сердце Рей снова пылало той же верой религиозного фанатика, какой она была еще совсем недавно. Но такова была ее натура, она словно птица феникс, которая погибала, чтобы возродится, разочаровывалась - чтобы вновь поверить.
Рой, который был настроен несколько скептически, все-таки согласился составить ей компанию в медитации.
Наконец, они вышили, на просторную светлую полянку. Рей удовлетворено оглянулась, вдохнув свежий воздух полной грудью. Затем она назвала свое имя, слегка смутившись и то, что последовало за этими словами, заставило ее еще больше удивиться.

- Рад встрече с Вами, Рей-сан – как и ожидалось, произнес юноша, но к своим словам он добавил еще и легкое прикосновение губами к ее руке. Рей стояла ни жива, ни мертва, не в силах произнести ни слова. Даже обычной презрительной мысли «как пафосно!» у нее в этот раз не возникло. Ей показалось, что мир наполнился новыми красками, воистину прекрасными. Она по-новому взирала на окружающую ее природу, словно кто-то разбудил ее от долгого сна. Этот старомодный жест, нашел отзвук в ее душе.
"Как странно", - подумала она, ощущая, как быстро забилось ее сердце, но вскоре появилась и другая мысль, разбивающая очарование момента: "А что если он один из тех, мужчин, кто умело соблазняет женщин, находя подход к каждой? Что если для него это очередная игра, в которой нет места искренности? "
Взор ее затуманился, стал отрешенным. "Безусловно, это так", - уверенно внушала себе девушка.

-Ну, что ж, - произнесла она, пытаясь избавиться от неловкости, - можно, пожалуй, начать с дыхательного упражнения…
"Провалится сквозь землю….со стыда…Зачем я все это говорю? Зачем я позвала его? Зачем я заставила его вмешаться в мою жизнь?"

-Итак, представьте, что к вашему сердцу движется поток энергии, один исходящий от земли, другой – из небесных просторов. Вдох, энергия наполняет Вас. Выдох, высвобождаете накопленный негатив, отправляя его в землю, но прежде нужно поставить установку, что в земле негатив преобразуется в положительную энергию.

Она сосредоточилась на выполнении.
-Дышать следует спокойно, - снова нарушила она воцарившееся молчание, - Думаю достаточно, - добавила она, понимая, что сама не в силах восстановить сбившееся дыхание. Сердце предательски колотилось, как обезумевшее.
Тогда Рей села «в лотос» на землю.

- Повторяйте, за мной…постарайтесь отрешиться от мыслей, почувствовать свою связь с миром…раскрыть нечто новое в себе…- она уже была не в силах что-то объяснять, сейчас ей совсем не хотелось говорить.  Она закрыла глаза.  Сердце не хотело успокоиться, Рей казалось, что в воцарившейся тишине звук ее сердца зазвучал громче слов. Она не хотела думать о нем, ее пугало странное чувство, которое вызывало присутствие этого человека. Но как бы она не желала этого, она снова видела его глаза, снова ощущала прикосновение к своей руке.
Рей нахмурилась усилием воли отгоняя мысли. Наконец, ее дыхание стало спокойным, и грудь перестала высоко вздыматься, не в силах совладать с таившимся в сердце волнением. В душе снова воцарилось привычное спокойствие. Она зорко оглядела мир с высоты внутреннего ока. Снова услышала  ритм жизни.

- Вы чувствуете, - неожиданно обратилась она, - мелодию мира, она разлита вокруг нас…музыка наполняет все вокруг…
Внезапно она открыла глаза, желая понять какие эмоции, испытывает ее спутник.

+2

6

Ожидая её ответа, Ятен осматривал эту часть парка в поисках места, где можно было отвлечься от суеты и хлопот и при этом не привлекать к себе внимания всех посетителей парка. Прежде, чем что-то говорить, он должен был узнать её мнение относительно того же вопроса и только тогда говорить что-то своё. Ятен сам не знал почему, но, общаясь с Рей, он вдруг понял, чего ему так не хватало, почему он ощутил себя зажатым в мире и, возможно потерял гармонию, которую старался восстановить всеми возможными способами. Ему просто не хватало общения, понимания и беседы на отвлечённые темы. Ведь, несмотря на огромное количество знакомых, друзей и просто коллег, он чувствовал себя одиноким, как это подчас и бывает. А что такое одиночество для творческого человека? Вот и Ятен находил себя в самовыражении, неважно, было ли то мелодией, песней или простой зарисовкой. Он прожигал своё вдохновение направо и налево и в один прекрасный день (или, вернее всё же сказать "один ужасный день?") с ужасом понял, что иссяк. Иссяк тот порыв, который он чувствовал в начале своего пути, иссякла та энергия, с которой он брался за дело.
Он продолжал писать, но той атмосферы душевности, того тепла уже не чувствовалось и складывалось впечатление, что музыка стала его работой, чего сам Ятен так боялся, всецело считая, что эта ступень творчества находится выше славы и денег. Он ведь просто хотел поделиться теми чувствами, что вкладывает в песни, с людьми. Хотел, чтобы они поняли, как и когда была написана песня, какие чувства в это время повелевали им, и какой смысл в неё заложен создателем. Быть может, сам юноша слишком высоко оценивал музыку, считая её идеальным творчеством, но его душа жила только этим, а врождённый цинизм пренебрежительно оценивал другие виды искусства, однако Ятен умел ценить любую красоту, будучи её творцом...
Рей не разделила его взглядов по поводу величия души и невозможности достигнуть просветления, как это сделал Будда, но Ятен и не надеялся, что в таких вопросах, где он был только новичком, ему удастся доказать своё мнение, которое было не так уж и важно, поэтому он лишь молча выслушал её и кивнул.
- Ваша речь истины полна - блондин позволил себе чужие слова, хотя и сам мог ответить не хуже - Безусловно, любой может заблуждаться, недооценивая человеческую душу, однако у разных людей будут твёрдо сложившиеся об этом мнения. Но все они проведут самоанализ и спросят себя, готовы ли они стать достойными того же дара, что постиг и Будда. Лично я его не достоин, и... - вздохнул Ятен - те люди, которых я вижу изо дня в день пока тоже не очень-то походят на очищенных от всех грехов. Впрочем, это только моё мнение. - он пожал плечами.

Даже будучи тем, кто ощущает чувства других людей, Ятен не мог точно сказать, что ощутила Рей после того приветствия, которое он себе позволил. Он видел... видел словно пламя и лёд, столкнувшиеся в непримеримой борьбе. Огонь, чьи языки обхватывали лёд, постепенно угасал, а ледяная глыба плавилась, и капли воды устремлялись в неизвестную черноту...
Девушка словно очнулась после забытия и произнесла:
-Ну, что ж, - можно, пожалуй, начать с дыхательного упражнения…
- С чего начать - решайте сами - мягко ответил Рой - В этом деле я ваш ученик.
Может, внешне ничего такого и не произошло, но он видел, как потух огонь, а лёд принял прежние очертания и понял, что разум взял верх над чувствами. В ту же секунду ему захотелось спросить у неё, можно ли одновременно думать и головой и сердцем, но перебивать девушку ему хотелось меньше всего. В особенности после такого момента...
Выполнив дыхательное упражнение, Рей приняла позу лотоса. Рой, сняв, обувь, последовал её примеру. Он слегка опасался, что будет недостаточно гибок для этого, однако ноги слушались его хорошо, пусть и были уставшими. Присев, он сразу ощутил поразительное спокойствие, какого не чувствовал уже давно, как только работа начала его утомлять. Он выжидательно смотрел на Рей и ожидал дальнейших указаний.
- Повторяйте, за мной…постарайтесь отрешиться от мыслей, почувствовать свою связь с миром…раскрыть нечто новое в себе… - произнесла она
Ятен закрыл глаза и, следуя её указанием постарался прогнать из головы все мысли, достигнув внутреннего равновесия. На какое-то время ему это удалось, но потом перед глазами он явственно увидел прекрасный цветок, на котором сверкали капли росы. Очертания цветка пока не давали возможность хотя бы определить его название, но Ятен уже знал, чем он обернётся. Все плохие мысли покинули его, когда цветок начал принимать очертания, вырисовывать чёткие контуры. На лепестках забрезжил нежно-сиреневый цвет и Ятен взял прекрасную фиалку в руки. Он не чувствовал ветра, но цветок подрагивал в его руках, словно был живым. От прекрасного растения даже исходило тепло, нежное и живительное. Прекрасный момент...
- Вы чувствуете, - неожиданно услышал он её голос - мелодию мира, она разлита вокруг нас…музыка наполняет все вокруг…
- Музыка может быть чем угодно - услышал он свой голос, идущий откуда-то издалека - так ведь? Она может быть даже тем, что мы можем только увидеть, но не сможем услышать. Но она прекрасна в любом из своих воплощений...
Ятен очень хотел увидеть её лицо и реакцию на такие, казалось бы, логичные слова, но боялся, что образ прекрасного цветка в его руках исчезнет, оставив лишь окружающую черноту.

+2

7

- С чего начать - решайте сами - мягко ответил Рой - В этом деле я ваш ученик.

Его покорность только еще больше смущала Рей. Он послушно следовал ее словам: не переспрашивая и не задавая не нужных вопросов, на которые сейчас у нее не было желания отвечать.

Но вдруг в тот, момент, когда она так неосторожно нарушила только, что воцарившуюся гармонию, он ответил:
- Музыка может быть чем угодно, так ведь? Она может быть даже тем, что мы можем только увидеть, но не сможем услышать. Но она прекрасна в любом из своих воплощений...

Рей смотрела на его спокойное, одухотворенное лицо и улыбалась. Она его понимала. Рей даже невольно залюбовалась своим знакомым. На его фигуру, сквозь крону деревьев падали причудливые кружевные тени. А длинные волосы теперь придавали ему сходство с мудрым магом, из давно позабытых времен. Все что происходило, казалось ей каким-то волшебством. Она продолжала с теплотой смотреть на него.

-Наверное, наша встреча была предначертана, - случайно, произнесла она вслух, но даже не заметила этого, снова закрыв глаза и вернувшись к размышлениям.
"Значит, я должна быть благодарна тому человеку, иначе ничего бы не произошло, " – продолжила она диалог с собой. От новой мысли на душе стало удивительно легко: исчезли страхи, злость и обида, все те чувства, которые так давно терзали ее. Внезапно она поняла, что мелодия становится явственнее. Рей открыла глаза и прислушалась. Негромкая мелодия разливалась в воздухе, удивляя знакомыми переливами.
"Кажется, когда-то я уже слышала эту песню", - удивилась она. Решив, удостоверится в этом, Рей поднялась на ноги и пошла, в ту сторону, откуда раздавались звуки.

С трудом пробравшись через плотные кусты, она  оказалась на другой полянке. Поляне, что называется во всех смыслах слова: костерок, пиво, шашлычки (все как полагается).

-Вы что не знаете, что здесь костер жечь нельзя?! – вместо приветствия начала марсианка, - вот, же варвары…
Девушка сразу узнала своих старых друзей, хотя тон, которым она говорила, был нешуточно серьезным. 

- Как вы здесь оказались? – более мягко спросила она. И обернулась, ища глазами своего спутника.
"Страшно представить, что они про меня подумают…одна в обществе незнакомого мужчины…а может и ничего не подумают", - она посмотрела на Хауру и снова вспомнила их давний разговор.
- Рей, ты как ребенок, ей Богу, - говорила подруга, - никакого представления о реальной жизни! Что с вами там делали в этих храмах? Прочищали мозги? Женщина и мужчина в современном обществе имеют равные права! А значит и равную свободу.
Рей улыбнулась своим мыслям.

- А ты все терзаешь гитару, Зевс? - решила она как-нибудь поддеть приятеля, хотя и понимала, что   поступает необоснованно. Может быть, ей не давала покоя его неистребимая самоуверенность.

"Зачем ему еще и на гитаре играть, можно подумать, что при его внешности, за ним бегает мало женщин? "
Рей снова задумалась над их странными отношениями, похожими на вечную перебранку. А может быть она просто не могла простить ему однажды брошенной фразы:

-Рей, ты постоянно меня поучаешь, можно подумать ты влюбилась в меня?! Если бы я тебя не знал, я бы так и решил.
Рей даже покраснела от негодования. "Вот, ведь мужчины, вечно им представляется что-то не то…почему-то Серенити не считает, что я в нее влюблена, хотя ее я поучаю не меньше!"

+1

8

Вечер продолжался в самом лучшем из возможных вариантов. Хау – просто чудесная спутница: она всегда чувствует, когда надо помолчать, когда улыбнуться или рассмеяться, ее голос чаровал не хуже волшебной флейты. Тонкая, изящная грань между понятным Зевсу мужским характером и очаровательной девичьей внешностью. Наверно, парню и самому хотелось окунуться в романтическое настроение наедине с подругой, потому ... потому он и видел то, чего нельзя было не заметить.

Небо быстро темнело, являя взору далекие светила, кажущиеся с земли меткими светлыми точками, на плоской крышке небосклона, и требовалось поднапрячь воображение, чтобы в полной мере ощутить бесконечность пространства над головой. Музыка уже сама собой лилась из-под пальцев легкой россыпью хрустальных бусин. Иногда Зевс тихо подпевал самой нарождающейся ночи, как ему казалось. Была в этой мысли доля гордыни, это почему-то грело душу. У каждого сой путь в астрал: Рей медитирует, Хау садится на Зверя, Милена ложится на водную гладь бассейна, Минако легким прикосновением голоса вызывает трепет целых аудиторий, Амелия замирает глядя на ревущие волны, стоя на морском берегу, Сатори – в темноте, сдобренной спокойным свечением многочисленных ламп, что чувствует Сецуна, окунаясь в свою стихию или с головой погружаясь в работу? А как Нити уходит от реальности и нужно ли ей это? Зевс абсолютно точно знал одно, – его завораживает музыка... ведь грозы в этом мире случаются все реже и реже.

Из оцепенения его вырвал знакомый голос, который в сочетании с суровым требованием едва не заставил Зевса заявить, что он по экологии главный и сам в курсе лучше всех, что где можно, а что нельзя, а так же в курсе правил безопасности, разработанных неизвестно кем, еще в незапамятные времена. Но в данный момент его спасло именно то, что он откровенно стормозил благодаря сытному ужину и пиву.
Так и есть – Рей. Парень обернулся к источнику тревожного сигнала и помахал рукой, приветствуя знакомую девушку. Не на много его младше, Рей казалась сверстницей Хауры... Наверно, она сама хотела постарше выглядеть, а может, это у нее получалось естественным образом. Вера меняет людей. Во что верила Рей, Зевс так и не поинтересовался до сих пор, все же вера – вещь очень личная, а в личные дела влезать он мог только к Хау. Громовержец улыбнулся позабавившей его мысли. На замечание о том, что он терзает гитару, он лишь еще нежнее обнял поставленную «на попа» свою деревянную леди, продолжая между делом еле слышно перебирать струны, улыбнулся и пожал плечами.

Ты как всегда приветлива, Рэй. Здравствуй, – тут он рассмотрел юную красотку и сопоставил несколько фактов: в парке, глаза блестят, оглядывается... – Рей, ты не одна? – Парень всмотрелся в сумрак за спиной жрицы, следуя ее взгляду. – Давайте к нам все!

+1

9

Цветок пред его мысленным взором становился всё краше и с каждой секундой распускался всё сильнее. Ятен перестал дышать, перестал чувствовать окружающий мир - казалось, что его тело живёт отдельно от души. Не было слышно речи прохожих, что в это время проходили по этой части парка, не чувствовалось лёгкой прохлады, свойственной вечеру, когда уставшее солнце наконец-то уходит за горизонт. Более того, юноша не чувствовал даже дуновения ветра и всё его внимание сосредоточилось лишь на цветке, давая ему свободу от всего остального.
-Наверное, наша встреча была предначертана - услышал он голос Рей, но тот шёл издалека и был приглушён, поэтому её слова он разобрал с трудом и не смог на них ответить, боясь, что прекрасное видение растворится, находясь перед его закрытыми глазами.

Его мысль о том, что нет ничего вечного, ещё не обрела своё продолжение и Ятен был уверен, что не забудет эту симфонию, которую он зрительно воспринимал. Может, и были в ней ноты, незнакомые его слуху, но он сейчас солировал и одна его ошибка значила ошибку всей композиции.

Его чувства были обострены больше, чем чувства любого другого человека, и чем больше он отвлекался, тем больше возвращался душой в материальный мир, чувствовал воздух, прохладу, даже насекомых парка. Ятен хватался за эту иллюзию больше и больше, но, к несчастью, цветок перед его глазами мгновенно потух, снова дав волю жить. Он открыл глаза и увидел, что Рей поднялась и собирается куда-то идти. Прислушавшись, он понял, что мелодичный звук гитары, наверное, помешал её раздумиям, и теперь она собирается выяснить, в чём дело.
- Как интересно... - отметил он - Теперь она ведёт себя совсем иначе... А ведь источником звука могут служить такие же плохие парни и замечание им - верный способ нарваться на неприятности.
Но тем не менее он обул туфли и спокойно направился за ней, не желая, чтобы и в этот раз пришлось играть какую-нибудь сцену. Он не сомневался в актёрских способностях Рейаны, а просто был до конца не уверен в своих, чтобы так открыто создавать план действий на ходу.
Держась невдалеке от неё он слышал, как она вступила с кем-то в диалог, и строгий голос постепенно принял более мягкие очертания.
- Значит, знакомые... - подумал Ятен - И очки даже не надеть... Что, если меня узнают? - вздохнул он, понимая, что она непременно представит их друг другу.  Но ответный голос был приветлив и всё недовольство Ятена сошло на "нет".
- Узнают, так узнают - более равнодушно добавил юноша - У меня ведь сегодня необычный день. Вдруг, что хорошее, да произойдёт...
Но, кроме этого, он думал о гитаре. Образ прекрасного цветка ещё стоял перед его глазами и Ятену хотелось описать его, используя в качестве бумаги инструмент, а в качестве ручки - свои руки. Конечно, ноты и мотив уже рисовались в его голове, но он не был уверен, запомнит ли это всё, когда окажется дома.
- Если случай представится - то вежливо попрошу. - решил он, всё ещё находясь за девушкой и вспоминая фиалку, такую же прекрасную, как её глаза...

+1

10

Хаура на "замечание" неспеша отложила шпажку с колбасками, устойчиво поставила кружку и только потом обернулась с видом "ну и кто здесь посмел потревожить мой покой?". Нередко одного такого взгляда хватало, чтобы за "ее высочеством" признавали право жечь костры, ездить на любой скорости, приводить в спальню кого захочется и еще множество разных неотъемлимых прав.
- Мы попали сюда вот на этом прекрасном животном, - ласковый тон, указующий кивок в сторону аэроцикла, - и честно говоря надеялись, что все, кто пойдет сюда пешком, переломают в темноте ноги еще не добравшись до старой липы в полдороги отсюда. Давай беседу об экологических нормах и их целесообразности отложим, ты не против? Я тогда о нравственных помолчу...
Вряд ли конечно Рэй можно было упрекнуть в чем-то несоответствующим приличиям, она была девушкой на редкость правильной, но вот повод в том, что она на ночь глядя гуляет по глухим местам парка не одна, можно было найти просто роскошный. И не поддеть хоть немного при таком роскошном поводе просто стыдно даже.

Отредактировано Хаура (2010-01-09 13:46:54)

+1

11

Появление Рей явно внесло резонанс в компанию Хауры и Зевса. Рей даже показалось, что не все здесь рады ее видеть.
Хаура для Рей всегда была, в некотором смысле, примером для подражания. Ее восхищала свобода духа хранителя Урана. Но у Марса была другая судьба и другая суть. Рей предпочла покориться року, и теперь ее огонь мирно горел в очаге. 

- И честно говоря, надеялись, что все, кто пойдет сюда пешком, переломают в темноте ноги, еще не добравшись до старой липы в полдороги отсюда, - из этих слов подруги Рей сделала вывод, что она не к месту  и сделала маленький шаг назад, спиной наткнувшись на Ятена.

- Давай беседу об экологических нормах и их целесообразности отложим, ты не против? Я тогда о нравственных помолчу... – продолжала подруга.
Рей понимала, что это своеобразная шутка в духе Хауры, однако ее замечание задело девушку. Она повернулась к своему спутнику, и, встретившись с ним глазами, стала совсем пунцовой от стыда. Но его спокойный взгляд, словно наполнял уверенностью. Тогда она взглянула на подругу взором, в котором читалось искреннее недоумение, а на ее замечание решила промолчать. Потому что, справедливо считала, что любое оправдание – признание собственной вины.

– Ты как всегда приветлива, Рэй. Здравствуй,
- отозвался Зевс. Рей улыбнулась.

- Я тоже рада вас видеть!
– наконец произнесла она.

- Рей, ты не одна? Давайте к нам все!
– пригласил громовержец.

- Честно говоря, я не хотела вам мешать…
-начала Рей. Тут она обернулась к Рою.

- Познакомьтесь, это, Рой, - тут возникла неловкая пауза, поскольку Рей даже не поинтересовалась фамилией своего спутника, - Рой интересуется медитациями и попросил меня рассказать об этом, а я согласилась ему помочь…
Вполне правдоподобно солгала Рей, опустив глаза, боясь, вновь встретится взглядом со своим спутником и, не зная, как он отреагирует на ее слова. Обстоятельства знакомства она решила опустить, а памятуя о неоднозначном намеке подруги, она и вовсе предпочла бы сохранить все произошедшее в тайне.   Теперь она надеялась, что и Рой поймет ее.

- А теперь, Рой познакомьтесь, это Кера Найт – моя давняя подруга, пожалуй, она лучшая из пилотов, во всем мире, - представила она Хауру.

- А этот бременский музыкант, Зевс... - здесь она сделала паузу, размышляя, что еще стоит поведать Рою о биографии юпитерианца.

Отредактировано Ray (2010-01-10 22:04:31)

+1

12

Как и следовало ожидать, Хау не слишком-то понравилось постороннее вмешательство в интимную атмосферу, создавшуюся вокруг них. И он вполне понимал ее настроение. Просто сам громовержец  сейчас намного проще относился к перемене обстановки, наверно, благодаря тому что недавно тусовался в немалой компании шумной молодежи. И, тем не менее, завидовал подруге, совсем недавно вернувшейся из космоса.

Заслышав свое имя, причем настоящее, а не то, под которым он обычно разгуливал по городу, Зевс аккуратно отложил в сторону «семиструнную леди», так чтобы ее деревянная часть оказалась верхом на многочисленных пакетах, в которых они с Хау привезли сюда снедь, и встал на ноги. «Итак, Хаурено имя мы помним, а мое нет. Ну, я тебе это еще припомню, дорогая Хранительница» – не смотря на угрожающую формулировку собственных мыслей, Зевс внутренне смеялся, и этот смех вылился в еще более широкую улыбку на физиономии.
Он приблизился к новоприбывшей парочке и внимательно посмотрел на спутника Рей. Белобрысый казался знакомым, но где Зевс раньше мог его видеть, он не мог вспомнить. Он по-хозяйски обхватил девушку за плечо, с удовольствием наблюдая недоумение на лице Роя.

Любимая моя!.. – громко объявил Зевс, памятуя давешний разговор со жрицей. Он буквально шкурой ощутил возмущение огненной, и, смягчившись, поспешил исправить ситуацию, но при этом успел чмокнуть ее в щеку. Пиво ли явилось причиной такой игривости? – Сестра моя любимая... не родная. – Заверил он Роя, стремясь уйти от возможных вопросов, связанных со званием «Любимая». В конце концов, они все в правящей верхушке государства почти как братья и сестры, кроме Хауры с Эгиром. Знают друг друга с младенчества и, в общем-то, живут (чаще всего) в одном доме. Он долго рассматривал светловолосого парня, пока не понял в полной мере, что постороннее внимание тому стало неприятно настолько, что мог бы и в глаз дать. Не-е, он не сомневался, что сможет уклониться, не сомневался, что благодаря тренировкам может навалять любому, но провоцировать конфликты было не в его характере. Поэтому он сделал шаг вперед, смягчив пристальность взгляда.

Зевс протянул Рою раскрытую ладонь, отпустив при этом Рей. Он ощутил интерес нового знакомого к его музыкальному инструменту. Он мотнул головой в сторону гитары:

– Знаток или любитель? – Парень наклонил голову на бок и стал вполне серьезен.

Отредактировано Zeus (2010-07-29 15:13:04)

+3

13

С первых слов знакомых Рейаны Ятен явно почувствовал, что гордыни молодым людям не занимать и более того, они ведут себя... фамильярно?
- Нет-нет, мои бзики - посмеялся он про себя, оглядывая их. Постоянное общение юноши с людьми давно дало ему понять, что отнюдь не на внешность следует обращать внимание в первую очередь, ведь волков в овечьей шкуре бывает гораздо больше, чем считают на самом деле. Конечно, можно было хорошо играть роль, скрывая своё истинное "я", но единственный способ узнать правду или усомниться в сказанном - посмотреть в глаза. Вот и сейчас Ятен с задумчивым выражением лица разглядывал знакомых Рей.
Да, он не ошибся. Было в них нечто аристократическое, за счёт чего они выглядели и вели себя более поставленно. Но ведь в любом живёт понемногу из всех качеств и этим объяснялось наличие костра и то, как именно они встретили новоприбывших.
Решив говорить только тогда, когда это будет необходимо, Ятен чуть не нарушил данное себе обещание, когда услышал ответ Керы.
- Как мило. - театрально закатил глаза Ятен, дабы простым жестом дать понять, что ему неприятно подобное обращение. - В конце концов, кто тут начал грубить, мы, или они? К тому же Рей её не видела, а вот она уже явно созерцает нас... И довольно давно - Дальнейшее мнение о ней блондин решил оставить глубоко в себе, чтобы избежать оскорблений, ничего бы не давших, да и к тому же тех, что собирались остаться при нём.
- Похоже, они не слишком ладят - взглянул Ятен на Рей, которая от неожиданности попятилась назад и чуть не врезалась в него. Он коснулся рукой её спины, извещая, что назад пути нет, по крайней мере, с поля боя нельзя бежать прямо сейчас. Пока идёт сражение словами, биться можно и нужно. Отступают тогда, когда нечего сказать, а уж если слов не останется у Рей, Ятен был готов вставить что-то своё, не задумываясь о последствиях.
- Новая жизнь, так? - напомнил он себе, разглядывая новых знакомых, когда Рей представила их друг другу.
- Рад знакомству, Кера-сан - слегка поклонился он. Учитывая обстоятельства "тёплого приёма", он не решился поцеловать её руку, что требовали правила его этикета. К тому же, он не знал, как истолкует его действия парень, что вызывал у него только подозрения. Конечно, вид Зевса несколько настораживал Ятена, но ни малейшего волнения тот не испытывал. Возможно из-за медитации, может из-за того, что ситуация действительно была относительно спокойной.
Подойдя к ним, Зевс обнял Рей и поцеловал ту в щёку. Бровь Ятена удивлённо поползла вверх, но лишь в первое мгновение, через секунду лицо уже приняло обычное  деловито-скептическое выражение. Глядя в глаза парня, Ятен увидел гораздо больше, чем могли сказать ему пустые слова. Впрочем, помимо гордости и удовольствия, написанного и на лице, юноша пока не видел ничего.
- Увы - думал он, оценивая Зевса, вернее даже первое мнение о нём, которое зачастую может быть обманчиво - Мне не сбить с тебя спесь, друг. Это сделает жизнь, которая, подобно гигантскому валуну, сравняет с землёй нас всех.
Равнодушно смотря на них, Ятен всё-таки решил, что сердце и разум никак не могут идти вместе и параллельно мыслить. Эта мысль больно кольнула его сердце, заставив прекрасный образ цветка потускнеть. Словно чья-то сильная рука пыталась сорвать цветок, обрывая его лепестки. Юноша чувствовал ту боль, и чувства, что были скрыты за внешним спокойствием, сквозь которое никто не мог проникнуть. Красное марево гнева и других чувств ушло далеко вглубь него, и он только кивнул, когда Зевс поправился, глядя на Ятена.
- Быть может, заметил искру недовольства? Старею, старею - подумал Ятен, пожав протянутую руку Зевса.
Проделывая этот жест, ему в голову внезапно пришла мысль о том, что неплохо бы заняться искусством фен-шуй, ощущать ауру мест и других людей, и тогда контролировать себя будет намного легче. При нынешних же обстоятельствах Ятен был совершенно неконфликтен, всегда мог что-то ответить, повернуть спор вспять, отступить на одну из позиций, но при этом создавалось ощущение, что он много берёт на себя. Вот для этой-то разрядки и нужна была подобная практика.
Пожав руку Зевса, Ятен ответил на вопрос:
- Я музыкант - поэтому, здесь будет уместен и третий вариант. Мне кажется, знаток - понятие скорее теоретическое, материальное. Гитара ведь должна быть чем-то большим, чем союз дерева и струн, не так ли?
Духовное же понятие - объяснил Ятен - скорее творец. Понимая суть, можно создавать такую музыку, которая будет ключом к сердцам людей, будет заставлять их петь и разжигать огонь внутри них; подпевать песням и раскрепощять, чтобы они тоже творили.
Возникла пауза. Ятен, как это часто с ним бывало, сказал лишнего, но люди всегда с интересом слушали его. Во всяком случае, это лучше молчания, считавшегося пресловутым золотом. Красиво, но пустышка. А разговорное "серебро" приносило живительные свойства, очищение и спокойствие. Поэтому о сказанном он, как и обычно, не жалел, при этом оставаясь дружелюбным и спокойным.
- Мне всё равно - мысленно обращался он к Рей - Даже если Зевс - твой парень, я всё равно воплощу в жизнь то, что хотел. Я всё равно спасу цветок, дав ему жизнь, даже если он будет расти посреди пустыни. Ты вдохновила меня, изменив привычный ход вещей и я бесконечно благодарен тебе.
Его видение исчезло, но всякий раз думая о ней, фиалка, которую он вспоминал сияла с прежней красотой, принося чувство умиротворения и гармонии. Его муза...

Отредактировано Yaten (2010-01-10 22:40:11)

+2

14

- Взаимно.
Хаура кивнула в ответ на приветствие и тут же прыснула, услышав про обучение медитации. Медитруют, значит.. под звездами, в глухом уголке живой природы.. теперь это так называется.. Обязательно нужно будет похвастать новым эвфемизмом перед Эгиром. Предложить ему обучить напарницу медитации, прости Селена. Или вот Зевсу предложить, он оценит.. Рассуждение о музыке и творчестве даже комментировать не стала - надо ведь понимать, когда высокие слова уместны, а когда выглядят дешево и пафосно. Откуда только берутся сегодня вечером такие вот мальчики, сначала юный герой, завсегдатай закрытых вечеринок и гроза шпаны, теперь, с позволения сказать, музыкант и творец.. С такого станется в компании красивой девушки ДЕЙСТВИТЕЛЬНО искать место для медитации, безо всяких дальнейших планов. И Рэй, попавшая под пафосное настроение.. пропал вечер, сейчас начнется о величии музыки, человеческих душах, фатализме, жизни, мистике, еще чем-нибудь таком. И все это с просветлением в глазах и дрожью в голосе. За что, святая Селена?
- Костер останется. - Заявила хозяйским тоном. На взрослых людей распоряжения, рассчитанные на детей и идиотов, не распространяются: уж не подпалить парк они с Зевсом как-нибудь сумеют.

Отредактировано Хаура (2010-02-20 00:01:39)

+1

15

Маленькая ложь Рей, о том, что Роя действительно интересует медитация, была со смехом воспринята Хаурой. Сначала девушка разозлилась, считая такое поведение подруги недопустимым. Но потом, когда она представила, в каком ключе могли развиваться мысли Найт, она без стеснения, громко рассмеялась. Подозревать Рей, в чем-то подобном, действительно было просто смешно. 

- Костер останется, - деловым тоном заявила подруга. Рей пожала плечами и снова рассмеялась.

- Да, никто не покушается на ваш костер,
- мысль о том, что Рей можно было уличить в чем-то непристойном, так забавляла девушку, что она никак не могла перестать смеяться.
Однако выходка Зевса быстро привела ее в чувства.

– Любимая моя!..  Сестра моя любимая... не родная, - воскликнул новоиспеченный братец, приобнял Рей, и в довершение всего, поцеловал ее в щеку. Лицо Рей сначала исказилось от удивления, затем, от негодования.

"Да, что он о себе воображает?! " – злилась она про себя.
- А ты, как обычно, времени зря не теряешь, братец! - съязвила она, вдруг костер зашипел, и несколько искорок высоко взвились в небеса. Рей нахмурилась, понимая, что рядом с источником своей природной энергии, ей нужно тщательнее контролировать свои эмоции. Она повела плечом, сбрасывая с него руку Зевса.

"Напрасно, я думала, что он изменился – стал серьезнее…такие парни никогда не меняются", - с грустью подумала Рей.

Затем мысли Рей, вернулись к Рою. Она взглянула на юношу, по лицу, которого невозможно было разгадать, о чем он сейчас думает. Он был спокоен и вступал в беседу только в том, случае, когда это требовалось.
"Наверное, ему не слишком приятно в нашей компании…он же не понимает своеобразных шуток моих друзей. Господи, страшно представить, что он подумал про меня и Зевса…Теперь он решит, что я просто легкомысленная девица, которая умудряется найти приключения везде, лицемерка и актриса, которая моментально способна выкрутиться…" – Рей повесила голову.
"Кто тебя тянул за язык, Зевс?! – мысленно обратилась она к другу -  Впервые в жизни, мне действительно понравился парень…и все вот так закончится?! "
Но Рей была не Рей, если бы просто так отступилась.

- Я музыкант, - отвечал Рой, Зевсу.
"Я была права", - улыбнулась своим мыслям Рей, продолжая внимательно слушать нового знакомого. Исходя из его слов, можно было без сомнения заявить, что занятие музыкой для него больше чем, просто увлечение или интересная работа, это сама его жизнь, без которой он не мыслит своего существования.
- Может быть, - она легко прикоснулась к его руке, - Вы сыграете нам что-нибудь? Думаю, Зевс будет не против…Ведь так, братец?

Отредактировано Ray (2010-01-11 15:39:45)

+2

16

Рей в раздражении – это прекрасно! О, как она зыркнула на него, когда он пошутил на счет «Любимой». «Рей, ты просто чудо чудесное, – смеялись глаза, когда он встретился взглядом с гневным взглядом Рей, – и если он не поймет, какое ты чудо, то он тебя не достоин»

Однако руку с плеча «сестренки» Зевс убрал. Пара реплик и Рой принялся объяснять разницу между кустарщиной и творчеством.

«Ему чего-то не хватает, – подумал Зевс – понимания что ли?» Из столь развернутого ответа на простой вопрос можно сделать довольно много выводов. «Итак, музыкант. Сочинитель. Считает, что его не ценят, как деятеля искусства, или ценят не в том плане, как ему хотелось бы. А еще кажется, что про музыку говорил очень давно, ибо парня явно «несет», при чем в словах слышен вызов. Интересно, этот вызов адресован ему лично или им... – Зевс посмотрел на Хауру, – или вообще ко всему миру?»
Зевс не знал, что и ответить на тираду Роя, поэтому с изрядной долей таланта изображал из себя валенка, не смыслящего ничегошеньки в том, что было сказано. Дополнительный вывод: не любитель.

И тут лицо громовержца просветлело. Он же ни раз и не два видел этого парня на обложках музыкальных носителей! «Девчонкам, конечно, не откуда это знать, но он-то завсегдатай музыкальных магазинов и клубов! Ай-ай!»
Зевс воспользовался тем, что его не видят прочие министры, и с улыбкой указал на парня. Одними губами произнес имя «Ятен», а потом приложил к губам палец, показывая, что никому не расскажет. Однако сделал шаг навстречу певцу и, наклонившись, прошептал на ухо: «Не, обижай сестру».

Теперь многое стало понятно. Ятен был тут инкогнито, а учитывая, что это же самое инкогнито предпочитал и сам Зевс, он решил, что не стоит очевидно заострять на новом знакомом внимание. У всех свои секреты. Относись с уважением к чужим, и к твоим тоже отнесутся с уважением... может быть.
Зевс развернулся на каблуках, пригласительно махнул рукой Ятену... (Рою, Рою, Рою... чтобы не проколоться, надо думать именно так), вернулся к Хауре, сел рядом с ней на поваленное дерево и нежно обнял девушку за плечо (рискуя получить по шее). Отношение Хау к медитации и всяким там метафизикам было ему известно. В какой-то мере он и сам бы разделил его, если бы не видел, как сверкают ее глаза после длительной прогулки на высокой скорости.

– Рей, я раньше не видел ЭТОГО парня с тобой! – Такой намек не может понравиться целомудренной жрице огня, и если она его заметит, то Зевс точно огребет... в будущем. Но таков уж был его характер: он задирался и любил, когда задирают его. В обычном обществе, конечно, он бы не позволил себе как-то пошутить над девушкой (дерганье за косички кончилось на математике на третьем году обучения, и Зевс помнил абсолютно точно, что это была сэйлор-Венера), но Рей –  очень сильный боевой маг и Зевс давно уже добивался спарринга с ней. Так что слово было брошено с некоторой целью.

«Бра-тец» – проворчал про себя министр экологии. Отдать гитару в чужие руки? Вообще, будь на месте Роя кто-то другой, то не отдал бы. Все же Зевс несмотря на свой показной скепсис относился к своей «деревянной возлюбленной» очень трепетно. Но Рой – музыкант до мозга костей, и не кустарь при этом, а чувствующий человек. Свободной рукой громовержец бережно поднял с пакетов свою красавицу и, держа ее за гриф между струнами, протянул Ятену.

В подтверждение своего ложно-скептического отношения к своему музыкальному инструменту, Зевс с широченной улыбкой на лице повернулся к Хау и поцеловал ее прицельно в губы.

+2

17

В ответ на действия Керы ему больше всего хотелось нахмуриться и состроить выражение лица, больше свойственное культурному критику - надменное и холодное, но другие данные ему от природы качества, а также умение держать себя под контролем, не дали сделать этого, и вместо того, чтобы по меньшей мере уничтожить её испепеляющим взглядом, Ятен лишь вновь удивлённо вскинул бровь.
- Какие странные у тебя друзья, Рей-сан - подумал он, не понимая, что такого могла сказать его знакомая. Да, она солгала, но это был тут случай, когда ложь зовётся "ложью во спасение". В конце концов, не говорить же ей друзьям о том, что какой-то тип страстно желал с ней познакомиться, а прекрасный принц (роль которого исполнял заслуженный актёр Рой Холдстром) внезапно появился и спас свою принцессу от чудовища.Интерпретировав это, Ятен представил скорее принцессу, которая выпрыгнула из окна замка и которую он поймал.
- Пора вернуться в Солнечную Систему, на третью планету - осадил он себя, ожидая возможных вопросов и готовясь на них ответить. При упоминании костра, который так не восприняла сначала Рей, Ятен лишь пожал плечами и посмотрел на неё. Выслушав и её ответ, Ятен успокоился. А вот Рей, похоже правильно поняла мысли мисс Найт и тоже смеялась.
Глядя на них, Ятен тоже позволил себе усмехнуться, но не больше. Всё-таки, каждый в такой ситуации мыслил по-своему, и если уж Рой думал о медитациях, то думал только о медитациях. Его ничуть не смущало, что место для собственной концентрации они выбрали почти безлюдное и тихое, что уже вообщем-то дело близится к ночи...
Но это были лишь мысли, которые прервались, когда Ятен наблюдал за лицом Рей, заключённой в объятия Зевса. Не ушли от его внимания те чувства, которые отразились на лице девушки. Заметил он также и внезапный всплеск костра, до сих пор горевшего мирно.
И уж если Рей, которая повела плечом, чтобы освободиться от объятий, можно было понять, то всплеск костра - едва ли. Дождей не было уже давно, что отбрасывало вариант о отсыревших ветках, под сухой землёй вряд ли могло находиться что-то такое, что могло вспыхнуть и помешать танцу пламени.... Словом, произошедшее несколько озадачило Роя и какое-то время он наблюдал за пламенем, ожидая, не вспыхнет ли костёр вновь.
Почувствовав на себе взгляд Рей, Ятен серьёзно посмотрел в её глаза.
- Грусть? Я вижу грусть? Но почему? Ведь она в кругу друзей и гайджин здесь, несомненно, я. Так почему же ты грустишь, Фиалка?
В который раз подумав о цветке, в голове Ятена, нота за нотой, начала складываться та музыка, и он уже мысленно проигрывал ту часть композиции, что представлялась ему. Безусловно, с инструментом было бы лучше, но без него  музыкант мог мысленно вставить те ноты, которые приходилось бы подбирать на слух. Он тоскливо посмотрел на гитару Зевса, но принялся едва заметно напевать, выстраивая из отрывков цельную музыку, словно делая фильм из отдельных дублей. Внезапно, он почувствовал прикосновение руки Рей.
- Может быть,  Вы сыграете нам что-нибудь? Думаю, Зевс будет не против…Ведь так, братец?
- Я не против - коротко ответил Ятен, чуть улыбнувшись ей и посмотрел на Зевса.
Ожидая ответа, Ятен увидел, как Зевс переменился в лице, а уж после его жеста окончательно понял, что раскрыт.
- Всё-таки, лучше так, чем перед толпой фанатов - выбрал он из двух зол меньшее и, усмехнувшись, кивнул Зевсу.
Услышав предостережение, Ятен всё-таки на мгновение вышел из того состояния гармонии, что испытывал, и, не желая хамить и острить, что было лишним в такой ситуации, едва слышно ответил:
- Не беспокойся об этом.
Несмотря на предвзятое отношение к людям, сейчас Ятен испытывал двоякое отношение к Зевсу. С одной стороны, он откровенно раздражал, но юноша понимал, что всё это только из-за его бесцеремонности в общении, но с другой же стороны, он смог почувствовать великодушие этого человека. А то, что между ними не заладилось общение, весьма логично, ведь знакомы они всего несколько минут.
Саркастические нотки в словах Зевса, обращённых к Рей, Ятен почувствовал сразу же, но, дабы не заострять внимание на их беседе, пускай она и была связана с ним, продолжил тихо-тихо напевать полузабытый мотив.
- Возможно, я просто многого не знаю - вяло подумал он, уже не прислушиваясь к ним.
Тем временем, гитара, так манившая его, оказалась в руках Зевса и он протянул её Рою. Благодарно кивнув, тот осторожно взял её, провёл пару раз по струнам, определяя тональность и строй гитары. Чуть подкрутив пару колков, Ятен решил проиграть моменты той самой композиции, чтобы затем сыграть её всю. Своего рода разминка.
Наблюдая за действиями Зевса, Ятен тактично отвернулся, вновь усмехнувшись. И вот, всё готово к началу его симфонии.
Присев на траву, Ятен начал играть, смотря только на Рей, в самую глубину её глаз, где видел такие же прекрасные цветки; порой отводил взгляд, отмечая, что она будто светится и свечение это - яркое и тёплое. Тихо перебирая струны он словно говорил о том, как формируется фон вокруг, земля покрывается травой, возвышения принимают очертания гор...
Инструмент ожил в его руках и теперь Ятен играл не смотря на руки и чувствуя только струны, которые, казалось, были частью его. В момент возвышения композиции он и вовсе потерял с ним связь, но чувствовал, что гитара звучит именно так, как хочет он. Симфония души, опера чувств...
Он не знал, сколько прошло времени и очнулся лишь тогда, когда кисть правой руки привычно заныла, а палец левой, фиксирующий баррэ, уже заледенел настолько, что юноша перестал чувствовать его. Собственно, такие мелочи давно перестали его волновать, и он готов был продолжать песню ещё дольше, но всё, что имеет начало, имеет и конец. А конца у его композиции не было. Ятен решил закончить своё произведение отрывком из Лунной Сонаты, подпев голосом.
Закончив, Ятен поднастроил инструмент и вернул владельцу, поблагодарив его, после чего вновь взглянул на Рей.
Но, быстро отвёл взгляд, чтобы она не подумала плохого - ведь за всю песню он ни разу не отвёл от неё глаз.

Отредактировано Yaten (2010-01-11 23:49:17)

+2

18

Прохладно-вежливое "светское" недоумение, отразившееся на лице Роя, заставило Хауру еще раз фыркнуть. Пусть привыкает, красавчик, в этой компании не принято относиться к жизни слишком серьезно, ко всем ее аспектам. Впрочем, в отличие от Зевса, дразнить нового знакомого Рейаны Хаура не стала - во-первых настроения не было, а во-вторых громовержец и один отлично справлялся, и получалось это у него так, что никаких серьезных конфликтов за собой не тянуло..
Поцелуя она не ожидала, поэтому сходу Зевс по шее получить не успел, а через пару мгновений уже мог не опасаться.. Он действительно хорошо целовался. А ночная прохлада, теплое потрескивание пламени, запах мяса и дыма, горьковатый привкус хмеля на губах и уверенная сила мужских рук будили в крови память о тех временах, когда еще не подковывали коней, свежевали добычу у костра и не знали условностей в любви. Музыка не совпадала с впечатлением, но странно-тонко оттеняла его, и Хаура кошкой выгнулась, отвечая на поцелуй и обнимая парня, ничуть не стесняясь того, что они не одни.
- Нептун отрежет тебе голову, пожмет плечами и скажет, что все равно так и было.. - Таким нежным, чуть насмешливым шепотом на ухо обычно обещают совсем другое, но Кера еще не до  такой степени потеряла голову.

Отредактировано Хаура (2010-01-12 00:01:49)

+2

19

Зевс эдакий герой древнегреческих мифов: храбрый, сильный, непреклонный, добродушный, но так, же бестактный. Рей снова нахмурилась, приметив, как быстро он вжился в роль «брата» и даже принялся что-то нашептывать Рою.

"Наверняка, теперь стращает его братской опекой: - Ты уж не обижай ее, Рой,
- представила Рей, что мог сказать ее названный братец, - не обижай, иначе я тебе все ребра переломаю! "
Рей презрительно фыркнула.
"Тоже мне великий Юпитер, повелитель Олимпа! Какое у него право вмешиваться в мою жизнь? "
Однако Зевс видимо посчитал, что недостаточно позабавился:

– Рей, я раньше не видел ЭТОГО парня с тобой!


- Конечно, ты не мог его со мной видеть,
- ее глаза гневно блеснули, - ведь другие парни, которых ты видел со мной, обычно одеты в рясы, или намджяр и лагой.

Рей почувствовала, как ярость застилает ей глаза. Костер снова недовольно зашипел и вдруг стал угасать, забираясь в золу - это Рей закрыла глаза, пытаясь восстановить душевное равновесие.

- Мы еще поговорим об этом, на воскресном обеде в родительском доме!
- бросила Рей, не сомневаясь, что Зевс поймет ее намек и примет вызов. После чего Рей присела у костра и взяла в руки сухую ветку. Стоило ей только протянуть руку, как пламя, словно послушный зверек, потянулось вверх. Легко, словно поглаживая, она несколько раз провела над ним рукой, и костер ожил, довольно потрескивая, мурлыча на свой лад.

Гитара в руках Роя уже звенела задумчивыми аккордами. Несколько мгновений Рей просто смотрела на танец пламени, ощущая свое единство с ним. Затем она бросила косой взгляд в сторону целующейся парочки, но те, безусловно, не заметили этого. С точки зрения, Рей они вели себя странно, но в этот раз, ей было лень думать на эту тему. Она снова стала смотреть на огонь. Вдруг в тонком плетении звуков она услышала, что-то знакомое, будто кто-то неведомый звал ее по имени. Она подняла глаза и снова попала под гипнотическое обаяние колдовского взора Роя.
В тот же миг мир, словно растворился, исчез, осталась только мелодия, и она звала ее. Она была предназначена для нее.

Она очнулась среди изумрудной травы. Руками она прикоснулась к земле, ощущая теплый пульс жизни. Этот мир был наполнен красками и светом, бесконечные зеленые просторы простирались до самого горизонта, упираясь в лазоревую чистоту  бескрайнего небосклона. Она поднялась на ноги, ощущая себя совсем невесомой. И вдруг, словно невидимые сильные руки, подняли ее в небо. Ветер ударил в лицо.  Лента, скреплявшая волосы, развязалась и соскользнула, уносясь куда-то прочь. Она раскинула руки в стороны, не скрывая восторга. Она летела над зеленым морем травы, над дорогой, над лесами, и наконец ландшафт  вдалеке стал принимать очертания горных вершин.
Неожиданно Рей почувствовала совсем рядом мощные взмахи крыльев.  Вровень с ней летел дикий сокол.
«Ты ведешь меня», - поняла девушка, улыбнувшись птице. Сокол внимательно посмотрел на нее, и спикировал вниз, ища место для посадки.  Рей последовала за птицей. Но Сокол приземлился на узком выступе, и для Рей там не было места. Однако воздушные потоки все еще держали ее, позволяя увидеть то, что так мечтала показать ей птица.
Здесь среди скал росла крохотная, маленькая фиалка. Ее тоненькие лепестки дрожали на холодном ветру. «Ты заботишься о ней», - улыбнулась девушка.

- Разве можно представить любовь настолько невозможную, как любовь дикой птицы и изящного цветка? – возникла внезапная мысль, и стоило ей об этом подумать, и  небесные боги, словно отвернулись от нее. Она стала стремительно падать вниз. Ветер свистел в ушах, глаза слезились от яркого света и небесной голубизны. Рей падала, а значит, скоро она испугается и проснется.
Но среди свиста ветра она распознала знакомые взмахи крыльев. Кто-то нежно, но надежно перехватил ее запястье и потянул вверх.

Рей зажмурилась, никак не решаясь открыть глаза, даже когда почувствовала, что чьи-то руки обнимают ее за талию.  Наконец она открыла глаза и увидела Его лицо, белоснежные волосы Роя, развивались на ветру, а изумрудные глаза зачаровывали своей красотой, словно весенний лес залитый светом.

Мелодия уже давно закончилась, но Рей все никак не могла вернуться на бренную землю, продолжая смотреть поверх костра на музыканта. Рой настроил инструмент, вернув его Зевсу и, бросил взгляд в ее сторону, но быстро отвел глаза. Рей с грустью посмотрела в огонь.
"Может быть, мне просто показалось? Может быть, я ему не интересна? "
Сердце тревожно сжалось. Рей поднялась с места.

- Спасибо за приятную компанию, друзья,
- произнесла она, - но мне уже пора возвращаться домой.
О том, что по долгу службы ей приходится вставать ни свет, ни заря, Рей не стала напоминать, друзья об этом знали итак. Да, и Рой сможет вернуться к своим делам, вместо того, чтобы охранять марсианку.

- Огромное спасибо, Вам, Рой, за песню, - сказала Рей, подойдя к нему, - Вы действительно очень талантливы. Сейчас я должна уйти, Вы можете оставаться здесь, если хотите, или можете вернуться к своим прежним занятиям. Хотя…- она собралась с духом, -мне было бы очень приятно, если бы вы меня проводили.
>> Улицы Кристального Токио

Отредактировано Ray (2010-01-12 15:59:54)

+2

20

«Она сама бросила вызов!» – Внутренне возликовал Зевс. На словах же ограничился:
– Конечно, сестренка, – легонько и с улыбкой кивнул, готовый тем временем прыгать от радости, как ребенок. «Да что со мной, черт возьми?!»

Зевс никак не отреагировал на угрозу Хауры. Он немного сожалел, что поцелуй окончился столь не романтичным обещанием, но тон с которым это было сказано оставлял надежду на дальнейшее. Пусть эта надежда и была лишь шуткой.

Я от души надеюсь, что ты это ему расскажешь, любезная Кера, – да, он назвал девушку ее публичным именем, памятуя о своем правиле: чтобы не проколоться, думай так, как нужно. Музыка продолжалась, а они с Керой миловались, осыпая друг друга угрозами вместо любовных обещаний и смеясь над шутливыми ругательствами, сказанными столь ласковыми и тихими голосами, что у стороннего наблюдателя не осталось бы сомнений в искренней нежности их чувств.

Наконец музыка кончилась и сладкая парочка уселась рядышком с лицами преисполненными пристойности.
«Сказать, не сказать, что вот-вот натянет на грозу?» – Размышлял Зевс, вперив взгляд в мутнеющее у  самого горизонта небо. Сам-то он упивался этим предчувствием. Соскучился по грозам до полусмерти, а тут такая благодать ожидается. Только сейчас он понял, откуда у него столь беззаботное и веселое настроение. Не пиво, не музыка... ГРОЗА! Вечерняя гроза! И как только отдел планирования погоды прошляпил?! Или он решил сделать подарок своему министру экологии?

Рей изъявила желание попрощаться, намекнув на то, что компания нового знакомого пришлась бы для нее очень кстати. Зевс махнул рукой и влюбленным взглядом (а он как никто научился симулировать этот взгляд) посмотрел на Хауру.

– Не забудь, сестренка, завтра ты обещала быть к обеду, – пропел громовержец. – Приятно было познакомиться, Рой!

Отредактировано Zeus (2010-01-13 00:42:43)

+1


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Кристальный Токио » Дикая часть Центрального парка