30 Век (ЗОВ) - Будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Флэшбэки и просто интересные отыгрыши » Когда тайное становится явным


Когда тайное становится явным

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Думаю, поэтому я тебя и искал, что Эндимион догадался. Остальное тоже верно. Никого другого это не касается. И Ты, наверно слышала, я отчитался, что нашел и Рио и тебя и волноваться за вас не стоит. Кстати , у меня есть спрей  от синяков. Хорошая штука. У Сатурна и выдали. Ты меня хоть раз с синяками видела? И не потому что я умею косметикой пользоваться, — Зевс улыбнулся уголком губ.
Зевс взлохматил волосы, снова сев на край кровати. Нервничал. Всё же нервничал. Всё же фраза про уход малость сбила с рельс, конечно она могла не значить ничего, а могла значить почти всё. И Амелия не маленькая девочка, чтобы играть такими вот «ничего», правда, она вполне себе женщина, чтобы ими кокетничать. Но должна же она понимать, что ему больно.

У меня было много вопросов о Рио, которые разрешились сами собой. Конечно, интересно, почему всё же юноша, ведь это непросто для тебя… — Представил, как играл бы девушку, и что это получилась бы за медведица и не смог сдержать улыбку. Амелии, конечно проще. — Мы все умрем, во время создания Кольца, как предыдущий хранитель Нептуна? — Кажется, он и спросил-то только для того, чтобы спросить. Сублимированный вопрос:  он думал об Амелии, которая хочет «уйти», вот эта информация и переродилась в последствия создания Кольца. — Более того, кажется мне, что не очень хорошо будет всем людям. И я не понимаю, почему об этом не думает Эндимион… или уже подумал и отложил проект в долгий ящик? Он же молчит, черт возьми! — Зевс выкрикнул почти в отчаянии. — Ты уже ходишь по краю… ведь неспроста же в драку полезла, Хау напряжена дальше некуда, Рэй и Мин только потому спокойны, что довольно далеки от событий.  Серенити с Киоко я не считаю, эти две как птички в клетке. Да и у Сатурн дел и так по жизни по уши, ей просто не до дворца. Остальные на ушах стоят. А мне блин авторитета не хватает серьезно перетереть с монархом.

0

22

- С Рио придется расстаться однажды, он в отличие о меня стареет по совершенно обычным меркам.
Девушка задумчиво посмотрела в потолок, потом перевела взгляд на Зевса.
- Мне нужен был образ максимально отличный от моего, вот я и выбрала юношу. Правда он тоже вышел в основном наблюдателем. Это совсем другая жизнь, которую нельзя сравнить с шалостями сенши нового поколения. Это мой предохранитель от стрессов, от всего что обрушилось на меня во дворце.
Зевс заговорил про проект Кольцо и девушку словно больно ударили откуда –то изнутри. Амелия собралась, выдохнула и заговорила
- Да, есть шанс, что в процессе все сенши погибнут, Лингу не сможет стабилизировать прежние оболочки. При этом сенши уже не смогут переродиться.  Власть никогда не должна принадлежать одному человеку, здесь же вся сила мира сосредоточится в одних руках. Самое страшное предстоит людям. Во-первых они могут тоже погибнуть, во-вторых они могут обрети бессмертие, не изменив свою сущность и сознание, а это будет в итоге губительно для них и для мира, в-третьих план подразумевает воскрешение всех умерших, а ведь до использования СК судя по обрывкам хроник и информации сейлор Творца в нашей цивилизации было множество тех, кто носил тьму в сердце. Люди не идеальны. Лингу не сможет выровнять их под одну гребенку.
Амелия потянулась и взяла Зевса за руку.  Кого она хотела успокоить этим жестом его или себя?
- Послушай, для него даже я не авторитет, но это не значит, что надо прекращать бороться.  Я уверена в Сере – она выросла доброй девочкой и ее любовь к королю не закрое ей глаза настолько, что она попытается забрать наши силы без нашего желания. Да и Эндимион не опустится до того, чтобы вырывать планетарные кристаллы с помощью грубой силы. Сейчас проект находится под эгидой Плутона. Думаю, пока Сере не станет полноценной сейлор Мун проект будет находится в заторможенном состоянии.
Рука девушки взмыла вверх, но до волос Зевса не дотянулась, только коснулась края щеки. Щека была теплой и девушка снова немного улыбнулась.
- Ты должен верить в себя. Я же в тебя верю. Ты имеешь право на свою волю и свои мысли. И ты в праве высказать их королю.
- Мои же отношения с королем сейчас в той фазе, что грозят перейти в состояние уже открытого неподчинения. А это противоречит субординации. Мне есть чем и куда ударить. Эндимион забыл, что живет в материальном мире, мире информации, а это мое поле боя. Но я не хочу, что бы все сложилось так. Я присягала королеве и ему. Это неразрешимое противоречие уничтожает мои силы, оно же и породило Рио, которому не надо выбирать.   

0

23

— Да. Воскрешение всех людей — это глупость сущая. У каждого было свое время. Так и представляю неандертальца с моралью каннибала в обществе современных людей. Это просто очень трагично. Для всех. Нет.  Не думаю, что прокатит. Люди должны быть воспитаны обществом, в которое им предстоит вписаться. Иначе это либо психушка для тех самых людей, либо психуш… о-о-о революция для общества.

Зевс тряхнул головой, словно отгонял от себя оба одинаково неприемлемых варианта.

— Я поговорю с ним, чтобы знать точно, чтобы быть уверенным. Да. Я думаю, ты права, и никто не вручит ключи от всего на свете в одни руки, да еще ценой жизни… жизней других своих соратников. Эндимион, конечно, идеалист, а Серенити, была бы не против всех осчастливить… но они должны понимать что не вездесущи и не всесильны, да и не пойдут они на убийство. Даже понимая, что последователи их не вспомнят об их грехах. А вдруг вспомнят?

Зевс лег на колени Амелии, укрытые одеялом. Уткнулся в них лицом.

— Всё. Не хочу больше. Тебе надо отдохнуть. Апельсинов принести? — С некоторым трудом Зевс переключил в мозгу какой-то тумблер, выставляя занавес между собой и политичкскими проблемами.
Он же хочет, чтобы Амелия просто отвлеклась от работы, отдохнула.
Браслет пискнул, напоминая, о том, что надо поставить новую капельницу.
— Позволишь? — Вопрос был риторический. Зевс пересел поближе и взял ее за руку. — Завтра тобой займется Сатурн. А сегодня я — твой доктор. — Он подтянул пакет с пластами из-под кровати и, отлепив от сгиба локтя Амелии старый, налепил новый пласт.
Опустил тонкую руку поверх одеяла. Во взгляде Зевса было море нежности, когда он смотрел на хрупкую девушку, взвалившую на себя огромную ношу. Что он может для нее?

0

24

Итак громовержец был на стороне принцессы и это не могло не радовать. Однако Амелия была уверена, что претензии после его разговора с королем еще будут. Будут у короля к ней – он обвинит ее во влиянии на остальных сенши. Что ж возможно от части он прав, только от очень маленькой части. Зевс сменил тему, это было весьма кстати, не в том была состоянии Амелия, что бы возвращаться к тревожащим ее вопросам. Зевс улегся головой на ее колени, почти тут же вспомнил про лечение и засуетился. Юноша сменил капельницу и холодная жидкость начала перемещаться пот венам.
— Завтра тобой займется Сатурн. А сегодня я — твой доктор. Зевс неожиданно произнес фразу, которую давным давно она сама говорила мальчишке Мако.
«Все меняется и повторяется одновременно»
- Нет, знаешь пока есть ничего не хочется, спасибо. Ты лучше присядь рядом. Спой мне что-нибудь. Я то знаю, как хорошо у тебя получается.
У Зевса был хороший голос, отличный слух и определенно талант. Не родись он Юпитером, возможно стал бы музыкантом. Амелии нравилось, как поет ее подопечный. Песни это особая магия, особое чудо. Когда то давно Амелия даже сама писала стихи на чужую музыку.

0

25

Зевс был рад отвлечься. Он завтра будет думать о Кольце, Эндимионе и всём, что связано с ними.
А сейчас так получилось, что у него в гостях самая желанная девушка во вселенной, он счастлив. Да, наверно, он счастливец.
— Гитара в соседней комнате.
Но сначала, встав с кровати, на крторой устроил Амелию, он снял и положил на стол свой широченный браслет. Может, и не следит уже за ним никто, но отбоя не давали. А если распоряжение выполнять не трудно, то почему бы и не выполнять. Тем более что не выполнять его как раз-таки будет трудно.
Вышел за дверь и минут через пять вернулся, держа за гриф свою деревянную красотку. Он долго перебирал струны, казалось, всегда знал, что хочет для нее исполнить, и любая песня казалась неподходящей. Сложный проигрыш, невероят ное вступление… и запел он совсем не то.
Слова полились изнутри, из сердца, вначале чуть хрипло но постепенно Зевс распевался. Они там когда-то застыли на несколько лет и сейчас под довольно простой и нежный перебор струн, под  этим взглядом синих, как само море глаз оттаивали и распускались прекрасными цветами. Он забыл всё. Он любил в этой песне и готов был стать для нее (своей единственной) всем.
Песни  легким потоком текли из него, дальше одна тянула за собой другую, и улыбка Амелии или ее печальные глаза были для Громовержца лучшей наградой.

Как же хорошо ее видеть. Зевс постарался прогнать мысль о том, что по словам Рио — это такое ненадежное ощущение. Но песня все же родилась грустная. Какое-то неосознанное прощание. "Но нет же! Вот же! Она здесь! Полная жизни и действия!" Зевс тряхнул головой. Пусть расставание окончится встречей. Он — хозяин своим песням.

0

26

Когда Зевс коснулся струн в душе принцессы, что-то тревожно шевельнулось. Играл парень и впрямь неплохо, впрочем, как и пел. «Ему бы еще преподавателей» Зевс вкладывал в каждую песню душу и творил свою акустическую магию так проникновенно, что Амелия поневоле улыбалась или грустила в зависимости от песни. Последняя песня вышла какой-то прощальной.
Амелия попросила дать ей ручку и бумагу, принцессе когда-то нравилось писать стихи именно старым способом, хотя и бумагу и ручку назвать можно было лишь прямыми аналогами своих предшественников. Затем девушка попросила Зевса сыграть что ни будь молча, что-нибудь тихое и вечернее – этакую импровизацию, а сама принялась, что-то медленно строчить. 

Не грусти.
Смой все печали дождем.
Рядом сквозь жизни идем.
Глупо жалеть о былом
На пути.
Оглянись.
Смерть, не страшнее чем шаг-
Тень нерассказаных саг-
Нам и не друг и не враг.
Улыбнись.
В небесах
Отсветы наших планет
Сводят сомненья на нет.
Мы оставляем свой след
Впопыхах.
Созидать.
Сложно гореть для костра,
Если тускнеет искра.
Значит прощаться пора.
Отдыхать
Отпусти.
Все повторится опять.
Будем мы рядом стоять.
Пусть это сложно принять -
Не грусти.

В конце окинув взглядом грустное не отправленное послание, Амелия скомкала лист и отложила ручку. «Никому не нужно это». Еще немного послушав прекрасную мелодию души и струн, девушка уснула. Из разжавшихся пальцев выкатился изрядно скомканный лист.

Отредактировано Амелия (2016-03-05 01:34:37)

0

27

Она спит.

Зевс не сразу закончил играть. Послушные пальцы перебирают струны, но звук всё тише и тише. Огромный Юпитер заключает в объятия маленький, неспокойный Меркурий. Зевс не может так вот запросто поцеловать Амелию, свою принцессу, но Юпитер может. Ласковые соприкосновения энергий планет свели бы с ума древних астрологов. Но никто тогда не умел вот так соприкасаться.

Он медлил какое-то время прежде, чем поднять смятый листок. Ведь, если бы принцесса сочла необходимым… или хотя бы возможным — прочитала бы вслух. Стихи. Это стихи, Зевс уверен, так пишутся только стихи. Но стихи грустные. Однако смятые. Не понравились.  Почему?

Он протянул руку и поднял комок. Расправил. Прочел.
Стало очень-очень грустно. Он не стал обратно комкать листок, чтобы скрыть свое любопытство. Положил расправленным на стол рядом со своим браслетом. Вернулся к спящей принцессе. Зевс не смог прикоснуться к ее коже, только к волосам: ласкаясь и лаская.

Юпитер прижал к себе Меркурий, придерживая его бег, даря свою прохладу, своё спокойствие, свою любовь.

0

28

НЕДОПИСАНО

Амелии снился летний вечер, она стояла у обрыва над рекой, любуясь заходящим солнцем. Тихо стрекотали цикады, легкий прохладный ветер гнал мурашки по коже. Было спокойно, но немного грустно. Этот край был незнаком принцессе, но она не чувствовала себя здесь чужой. Небо переливалось от пурпура до синевы. Над головой плыла луна, стремящаяся. Словно раньше срока занять свое место, решительно обогнав звезды. Внизу плавно текла река, по берегам укутанная камышом и травами.
На плечи неожиданно опустилась куртка, стало теплее. Амелия повернула голову. Рядом стояла, возвышаясь на голову Мако - прежняя Юпитер нестареющая и прекрасная.  Каштановые волосы собраные в хвост зеленой лентой, переключали внимание к необычным розовым сережкам в виде розы. Сейчас она не чувствовалась наставницей, нет. Словно нынешние, стоящие на берегу были более ранними ипостасями.
«Подруга» И эта мысль была такой естественной.
- Ты ушла в одном сарафане, а к вечеру обещали похолодание – улыбнулась Мако – а заболеть перед отъездом не лучшая идея.
Амелия не могла вспомнить ничего об отъезде, но почему-то точно чувствовала, что собирается покинуть своих подруг и от этого было грустно.   
- Не грусти – Юпитер коснулась волос Амелии, словно поправляя девичью челку – что бы ты не решила, мы всегда будем рядом с тобой, а ты с нами.
Повинуясь какому-то своему порыву Шатенка схватила Меркури и заключила в объятья. Амелия улыбнулась, было уютно и тепло и даже как-то счастливо, она обняла Мако в ответ, так они и стояли над рекой молча

0


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Флэшбэки и просто интересные отыгрыши » Когда тайное становится явным