30 Век (ЗОВ) - Будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Южное крыло Кристального Дворца » Центральный коридор


Центральный коридор

Сообщений 21 страница 40 из 41

1

Вот он один. Огромный и широкий, ведущий ко всем комнатам этого крыла.
http://static.diary.ru/userdir/3/1/5/6/31569/48865857.jpg

0

21

Взгляд короля остановился на незнакомой, очень красивой женщине. «Гостья?» Он уже знал из утренних докладов, что в Замок прибыли представительницы Немезиса. Должно быть, это одна из них. «Заблудилась Но какая же она потрясающая?». Давно уже из мод вышло слово «стать», замененная менее глубокими по смыслу и более вычурными «красота», «импозантность», «элегантность», «утонченность»... Эта женщина была именно статной: знающей себе цену при всех вышеперечисленных достоинствах. Впрочем, лицо монарха не выражало ничего, кроме приветливой вежливости, всё же контролировать свои эмоции научился он уже очень давно.

— Миледи Берилл? — он слегка поклонился. Он нисколько не смущался недостаточной официозности своего внешнего вида, ибо это крыло Замка считал домом, а не местом работы. — Рад приветствовать вас на Земле и в Хрустальном Замке. Король Эндимион к вашим услугам. — Если, как в старинных записях, она протянет ему сейчас руку для поцелуя, то видит Бог, он поцемует.

0

22

Быть может, немного изменились черты лица. Быть может, эпоха наложила свой отпечаток на его характер. Но в общем облике, в пластике, в мимике - все-таки это был он, тот, кого она так давно знала, любила, держала в голове и в сердце постоянно. Так внезапно и так вовремя. Берилл протянула ему сразу обе руки, порывисто и искренно, тоже без лишнего официоза и очень сердечно.
Он узнал её! Неужели помнит? Её сердце мятно похолодело от нежности. Но нет, подумала она. Вряд ли помнит. Просто знает. Не может помнить её саму, просто физически не может. Ведь нить времени уже десятки тысяч раз обмоталась вокруг прошлого. Но это было не важно. Берилл помнила за двоих и узнавала за двоих.
- Доброе утро, Ваше Величество. - На её лице тоже не промелькнуло ничего лишнего, кроме приличествующей случаю любезности, зато в глазах отразилось все затаенное - радость, восхищение, любование... - Что может быть лучше услуг самого короля Эндимиона!
Её взгляд охватил его всего - нет, не болен, не слаб, бодр и в силах, она вчера напрасно напридумывала себе всяких ужасов, будь трижды неладен этот Кунсайт. Может быть, не так молод, как в бытность принцем... но и она не девочка, если уж так подумать. Может быть, выглядит не очень счастливым, но он никогда и не был безоблачно-счастлив.
- Признаться, я немного заблудилась в вашем дворце, но теперь нахожу, что это было очень кстати.

0

23

Эндимион, принял на раскрытые ладони обе доверчиво потянутые ему руки. У этой женщины была возможность доверять так легко кому угодно, поскольку магия разливалась по ее коже, дремала в ней, готовая вырваться по первому же призыву яростным зверем. Да и он не на инстинктах принял этот жест доверия, но зная, что такие жесты не должны быть безответными. Он приподнял ее левую руку и прикоснулся губами к перчатке, не отводя глаз от ее лица.
«Смутно знакомая, безумно красивая...» но никаких конкретных воспоминаний.

— Вы хотели попасть в какое-то конкретное место? Или я могу пригласить вас на завтрак? — Ему очень хотелось, чтобы она согласилась. Она не выглядела усталой, стало быть он не отвлекает ее от чего-то важного.

0

24

Завтрак! Если бы Берилл не улыбалась, она бы улыбнулась сейчас. Ну конечно, завтракая с Джедайтом, она совсем забыла о голоде. Столько новостей свалилось - она больше думала и говорила, чем правда ела. Чай и бутербродик - маловато для её деятельного организма. Да впрочем, даже если бы она позавтракала как следует, неужели она могла бы отказаться от такой роскошной возможности!
- Мм, в самом деле, лучше, чем встреча с Его величеством может быть только завтрак с Его величеством, - мягкие лукавые нотки лишали её фразу и флирта, и раболепия, - Я с удовольствием приму ваше предложение.
Она попыталась угадать, удастся ли им поговорить за завтраком о делах. Или Эндимион принадлежит к той счастливой породе людей, которые ухитряются не смешивать личное время и работу? Она его совсем не знает. Когда-то знала... кого-то другого. Это и пугало и вызывало азарт. И еще она ни на минуту не забыла о том, что привело её и на планету Земля, и в этот коридор. Она могла думать о делах в любое время - и куда охотнее, чем об отдыхе. Как-то уж так повелось...

Отредактировано _Берилл_ (2012-11-23 01:47:00)

0

25

Эндимион едва заметно улыбнулся и согнул правую рукуку в локте, предлагая леди на нее опереться. Не то чтобы этого требовал этикет, но учитывая свою малую осведомленность о навах Немезиса, он счел за лучшее воспользоваться классическими манерами.О телепортации теперь не шло и речи. Гость надо показать всё, что не нанесет урона лицу Земного королевства. То есть Зевсовы комнаты надо избегать. Закутки и сложные переходы это не для таких прогулок. Светлые коридоры, оранжереи, минимум лифтов... В общем «товар», а точнее Хрустальны дворец, был показан с максимально выгоднй стороны, и столь непринужденно будто, в обязанности короля входили экскурсии гостей по королевским территориям.

Конечно, он помнили то, что надо навестить отдел Сатурна, и то что надо будет поблагодарить Тэмино за ее настойчивость, получить всевозможные отчеты по всем вопросам, ведомым многочисленными подразделениями и ведомствами, переговоритьс Кунсайтом, Джедайтом и Хаурой... Но все эти размышления шли на каком-то другом уровне сознания короля. Сейчас в наибольшей мере его интересовала гостья.

— Вы, должно быть прямиком с Немеиса? И явно успели до того как была перекрыта сама возможность телепортации Нет. Отложим официальные разговоры на потом. Вы в первый разна Земле. — Он словно бы даже и не сомневался. — Как вам у нас?

Лифт опустил пару гуляющих на самы нижний этаж и раскрыл двери прямо в просторный хол, неспешно миновав который, Эндимион с Леди Берилл попали в дворцовый  парк.

— Вы еще не устали, миледи? — Спросил он, останавливаясь у терминала и готовясь вызвать миникар, дабы тот довез ихдо паркового кафе.

0

26

Это был совершенно другой дворец, не такой, каким она его помнила в своих предыдущих перерождениях. Но сравнивать Берилл не стала бы, даже если бы сознанию было за что зацепиться в сравнении. Берилл не сравнивала, просто узнавала этот мир заново. Она уже поняла - это мир без языкового разноголосия, это мир, в котором её память - лишь история, подчас очень далекая история. Она ясно видела - новый мир наследует старому, не подражая ему в мелочах. Ей иногда казалось, она видит зрелость того, кото помнила новорожденным младенцем. Проходя по украшенным картинами коридорам, любуясь цветами в оранжереях, слушая, спрашивая, уточняя, она все яснее понимала, как же мелочно-детскими были их прежние разногласия, их проблемы, их войны.
Люди уходят и возрождаются вновь, храмы разрушаются и становятся пеплом, пеплом и тленом становятся прежние враги и друзья. Нет ничего вечного, и даже дружба, верность и любовь преображаются с течением времени.
Она смотрела на Эндимиона - это было так удобно, смотреть на него, не глядя прямо. Он показывал ей свой дом - и раскрывал себя. Что ему важно, что ему дорого, чем он гордится... Нельзя заглянуть в душу, глядя прямо - только если смотреть вместе, тогда можно.
Он был другим - этот Эндимион. Но сказать теперь, чем отличался, она не могла бы. Память подводила её, стирая неважное, сглаживая малейшую разницу. Она не могла бы сказать, тот был лучше или этот - потому что с каждой минутой он казался все более органично единым, логичным продолжением себя самого. И у него оставалось огромое, не занятое более никем, место в её сердце.
- Нет, Ваше величество, я совершенно не устала, - теперь можно было посмотреть прямо в лицо, в глаза, рассмотреть их, окунуться своей улыбкой. - Мне очень понравилась наша с вами прогулка по дворцу и вчерашнее путешествие по Парижу в компании ваших чиновников тоже. И - я не первый раз на Земле, и перемены в ней разительны, но этот мир молод по-прежнему, и я радуюсь вечной юности этой планеты.
Нет, разумеется, ему не передали её бумаги! Иначе у него не возникло бы вопроса, в первый ли она раз на Земле. Берилл взяла на заметку - что-то нехорошее задумал Кунсайт, какие-то интриги плетет против государя... кто бы мог подумать!

0

27

— Вы так говорите, миледи, словно прошлый ваш визит на Землю был давным-давно. Но, простите мою дерзость... или научные достижения Немезиса столь намного превосходят земные... — Он смотрел на нее и не верил, она говорила так, словно знала Землю не меньше нескольких сотен лет назад. Ведь за последние полтысячи лет планета изменилась не то чтобы разительно. Был, правда, еще один вариант: в его окружении живут четыре человека из прошлого. «Почему бы Немезису тоже не воскресить эту красавицу, как сделал он сам?», но, разумеется, спрашивать об этом бестактно. Но у Земли не было внешних контактов. Тем более с Немезисом. Значит всё-таки воскрешена. — Простите, вы почти наверняка беседовали с Кеем Аркстоном. Вы не были прежде знакомы с ним? — Закинул он удочку.

Коридор всё тянулся и тянулся. Они подошли к огромному окну от потолка до пола, из которого открывался вид на Токио. Эндимион подвел свою спутницу к окну. Токио уже проснулся, но еще не распрощался с ощущением утра, какой-то свежестью, новизной. Улицы были уже заполнены транспортом и людьми, впрочем, людей король не видел. Просто знал, что они там.

Эндимион усмехнулся, приподняв уголок губ. Мысли устремились туда, вниз, к людям — он не правит ими, он работает на них. Да, в его положении есть некоторые привилегии, однако, они непосредственно связаны с обязанностями. И изначально его идея в отношении Серенити была связана с тем, чтобы как можно больше освободить ее от этих обязанностей. Дать отдохнуть ее душе, вечно заневоленной круговоротом власти и ответственности. После провала с Эгиром стало понятно, что Хранители никогда не смогут вести жизнь обычных людей. Но даже на Хранителе, не такой тяжелый груз, как на королеве, ответственной за всех людей этой звездной системы.

Он не может позволить себе сокрушаться по поводу одиночества. Разве можно считать себя одиноким в то время, как Аркстон, Нефрит и Зойсайт с Джедайтом со всей искренностью помогают во всем... хотя, в отношении Зойсайта с уверенностью сказать нельзя. Когда Хранители, как  один не просто по обязанности или из-за того, что вынуждены быть в контакте с силой кристалла, служат вместе с ним и положиться на них можно практически во всем.

Мысли пронеслись за секунду, пока он смотрел на город. На миг он представил эту женщину рядом с собой. Красивая женщина, очень красивая. Но в его комнате сейчас отдыхает девушка, с которой он связан не только долгом, но и ... и чем-то вроде судьбы, или кармы, если можно так сказать. Он любит ее, маленькую, хрупкую, обманутую, обманутую им самим. Пусть даже из самых высоких побуждений.

— Не желаете заказать завтрак прямо сюда? — Король кивнул на небольшой столик с двумя стульями, обосновавшийся рядом с окном.

0

28

- Да, конечно, - это было о завтраке. Еще не о Кунсайте. Сказано слишком просто, чтоб быть ответом на первый вопрос.
Берилл тронула кончиками пальцев стекло, прикасаясь к контуру какого-то строения. Глядя в окно, можно не спешить с ответом. Можно повторить его слова про себя, осознать, повторить снова и ошутить, как вдруг потеплело и посветлело на душе.
Он просто не знал о ней. Забыл? Как это было возможно, чтоб история сохранила только память о четверке лордов - и забыла её? Но это случилось. И это был ответ на её вчерашний вопрос, как он мог не вернуть её? Как смел её предать? Да все просто - он не помнил о ней. С тех самых времен, когда она погрузилась во Тьму в последней отчаянной попытке завладеть его сердцем.
Берилл повернула лицо к Эндимиону, взглянула на него по-новому. Он жил без неё все это время. С той, другой, с глупой девчонкой, которой все всегда достается просто. Просто не помнил о ней. Но теперь-то она может попытаться - хоть ненадолго... хоть немного... хоть на одну жизнь...
- Вы правы, - голос не выдавал её потаенных мыслей, звучал уверенно и легко. - Я знала лорда Аркстона прежде, когда он звался еще лордом Кунсайтом. А так же знала троих его друзей.
Она снова взглянула в окно, с рассеянной улыбкой следя как проносятся выше птиц, но ниже жемчужных облаков,  летающие кары - крохотные точки. Так же далека, и даже еще дальше, точкой в безбрежном простренстве времени, были и её старые обиды - все меньше и меньше, и вот уже совсем не видно...
- И знала принца Эндимиона. Иногда мы с ним говорили - так же как сейчас я говорю с королем Эндимионом. Иногда спорили. Иногда танцевали. А однажды стали врагами.
Вспомнив об этом, она непроизвольно коснулась рукой своей груди, в том месте, куда нанес он удар в последнем бою, не убивая, но ослабляя её. Если бы боль можно было хранить как память... если бы можно было чувствовать её в небытии - она любила бы его и за эту боль тоже. Она не винила его, так и не смогла. Но ей так и не удалось оправиться от удара, никогда больше она не была по-настоящему сильной, до самой своей смерти.
- И он забыл меня, - закончила она просто.
Но если бы в том бою победила она, если бы не Селенити, а ей улыбнулась судьба, то он забыл бы Селенити. Просто так вышло.

0

29

Эндимион смотрел на посланницу Немезиса, смотрел не в упор, но внимательно. Слушал ее голос и чувствовал, как рвется его сердце. «В его комнатах спит маленькая Селенити, хрупкая девушка, нуждающаяся в его поддержке и защите, в любви, наконец. И что уж там рассуждать — он в ней тоже нуждается. Как Земля не сможет нормально жить без своей Луны, так и он боится даже представить свою жизнь без этого светлого чуда. И в то же время, перед ним замерла в обрамлении токийского пейзажа великолепная посланница Немезиса. Селенити он не мог назвать великолепной... Отчасти по своей же вине, поскольку стал втрое старше нее, поскольку сделал ее принцессой, в то время, как лет через пять она должна бы стать уже королевой. Что же он надела?! Но не наделай он этого, сейчас бы тут стоял мальчишка подобный Зевсу. Он не оценил бы, не почувствовал бы, не понял бы, не смог бы. История не терпит сослагательного наклонения. Долой все «бы»: Эндимион ценит, чувствует, понимает и в состоянии сделать то, что не сможет больше никто. — Король слегка тряхнул головой. — Величественная и тактичная Берилл. Селенити — хрупкий, нежный сорванец, подобна солнечному зайчику, цветок подснежника, весенняя капель, а эта женщина подобна ранней осени. Он не смеет сравнивать, — одернул себя Эндимион. — Его судьба, его жизнь, она всегда с ним и в его сердце... Но ничто не мешает  ему любоваться ранней осенью»

Эндимион кивнул служащим, закончившим сервировку раннего завтрака, благодаря и отпуская их. Кофейник, тосты, тонко нарезанный сыр нескольких сортов, оливки, фруктовая ваза, приятный лёгкий завтрак. Король улыбнулся своей спутнице, повел приглашающим жестом в сторону столика и отодвинул стул, приглашая даму присесть.

Мне очень жаль, что в прошлом получилось всё именно так, — Что уж там скрывать, его расстроили слова госпожи Берилл о том, что прежнему его воплощению и ей самой довелось стать врагами. — Наша история, во многом благодаря периоду Падения Серебряного Кристалла, почти не сохранила сведений о битвах сейлор-воинов более раннего времени. Безусловно, какие-то разрозненные данные всплывают иногда, и мы пытаемся их состыковать. Но сейчас я думаю, что это даже к лучшему, что мы познакомились заново. Мне бы не хотелось знать подробности той давней вражды между моим предшественником и вами. И я искренне надеюсь, что вы не держите на меня зла за тот давешний конфликт, о которос мне ничего не известно. — Не ловко получилось. Но право же, пусть она поймет, что трудновато говорить о своих прошлых реинкарнациях, как о своём собственном прошлом.

— Разрешите поухаживать за вами? —  Он занял место напротив и взял в руки кофейник очень антикварного вида. Однако Эндимион не боялся обжечься, поскольку вид — единственное, что в этом кофейнике было антикварного.

0

30

- Охотно вам разрешаю, только кофе, пожалуйста. И будьте уверены, если бы я держала на вас хоть немного зла, то не приняла бы вашей заботы.- Берилл теперь могла любоваться Его Величеством прямо - линиями лица, теплотой его глаз, его улыбкой... Как раньше, и даже лучше, чем раньше. Раньше, сколько ни были они рядом, сколько не говорили, не работали вместе, сколько ни проводили времени за беседами, у него всегда была его Лунная принцесса. А что сейчас? У Земли нет королевы, но быть может, сердце его все так же занято? И у неё снова нет ни одного шанса даже один раз прикоснуться к нему? Думать об этом было рано, но Берилл не могла позабыть об этом вовсе.
Впрочем, важным сейчас было совсем не это. Берилл отпила немного кофе собираясь с мыслями.
- Я хотела бы просить Ваше Величество еще об одной любезности. Простите, что касаюсь этой темы сейчас, за завтраком, но в официальной беседе говорить об этом будет неуместно. Это... личная просьба.
Берилл не волновалась, начиная этот разговор. Хотя эта мысль появилась у неё не так давно, ей казалось, что иного и быть не может, это - единственно возможная линия её жизни.
- Как вы понимаете, я считаю себя землянкой, и у меня есть на то основания. Правда, в этой жизни я возрождена на Немезисе, исполняю функции парламентера и складывать их с себя не намерена, пока не исполню свою задачу в полной мере. Но я уверена, что очень скоро, в обозримом будущем, мирный контакт Земли и Немезиса произойдет и все формальности и недоразумения будут улажены. Я бы не хотела возвращаться после этого на Немезис. Могу ли я остаться здесь и принять гражданство Земли? Мои знания и навыки могут быть вам полезны. Если это необходимо, я готова пройти через очищение Серебряным Кристаллом и через все, что вы сочтете необходимым. Я бы хотела... однажды вернуться домой.

0

31

Уголки губ короля благодарно дрогнули и он принялся разливать по чашка свежезаваренный кофе из кофейника. Аромат кофе наполнил собою пространство вокруг столика. Эндимион внимательно слушал свою собеседницу. У него не было причин отказывать ей... по крайней мере, сейчас. Рассудительная, умная, да еще обладающая знаниями прошлого. Ее добровольное согласие на Очищение силой Серебряного Кристалла — это очень сильный аргумент, но в решении таких вопросов нельзя пренебрегать мнением Хранителей, хотя тут будет именно что мнение, не более. А вот позиция Кея Аркстона заметно сильнее обоснована. Конечно, он подозрителен, но он знал эту женщину. Хотя, опять таки, если Эндимион сам не склонен отождествлять себя с предыдущими Хранителями Земли, то и к ней не гоже предъявлять претензии, уходящие корнями в прошлое. Тем более, что она осознанно дала согласие на Очищение. С точки зрения создания прецедента опять-таки нет никакой опасности, потому как леди является уроженкой Земли, и если уж он это признает, то таким образом признает и ее право на гражданство, другие жители Немезиса пойдут по иной статье и нет опасности их глобального переселения на Землю.

— Пока препятствий этому не вижу, — задумчиво изрек король и снова посмотрел в лицо своей собеседнице. — Как вы устроились во дворце, как вам нравятся ваши апартаменты? — Было ли это попыткой увести разговор от щекотливой темы? Нет. Просто в такое чудесное утро за завтраком он предпочитает более легкие темы для разговора

Тут его взгляд остановился на огромном, во всю стену окне. На губах появилась легкая улыбка. Он увидел Зевса, идущего к Полигону. Мало ему показалось вчера. Хотя, чем еще он может заниматься в столь ранний час. Сначала он хотел предложить леди понаблюдать за тренировкой громовержца, но потом решил, что такое предложение может обязать ее согласиться на просмотр, в то время, как это для нее может оказаться неинтересно.
«Надо забрать у Сатурна коммуникатор,» — подумал Эндимион. Дежурные, должно быть, уже зафиксировали вход Хранителя на Полигон и пронаблюдают за ним и без участия высокого руководства.

0

32

- Мне все очень нравится, Ваше Величество.
Она заметила взгляд государя на окно и сама чуть было не оглянулась, но только скосила на миг глаза и снова взглянула на Эндимиона. Что-то было не так... Что-то тревожило её вот уже несколько минут, но только сейчас Берилл смогла это осознать.
Немезис приближается к границам Солнечной системы. В Столице юма - визитная карточка темной магии - нападает на Хранителя. В столице же бегает шпион, а может даже и не один.  Перед ним, королем Эндимионом, сидит представитель Немезиса, первый и пока еще единственный. Самое время в любой форме, легкой и непринужденной или решительной, но расспросить этого представителя, что за ерунда творится, что за планы у руководства Немезиса, что за намерения, какого черта она вообще имеет сказать. А он поддерживет её треп о прошлом, деликатничает, расспрашивает о ерунде - и даже ни разу не взглянул на неё толком. Будто обходит её взглядом, обходит мыслью, пытается сделать вид, что она просто милая гостья, хотя... "милая" он, пожалуй, тоже мыслью обходит.
Будто у него есть обязательства. Другая женщина. И он не смеет остановиться взглядом. Хочет, но не смеет. И оттого отрицает её всю, от её красоты до её назначения.
В эту минуту Берилл впервые пожалела, что Алмаз, император Немезийский, не выпустил на землю пару десятков юм - тогда бы Эндимиону, пожалуй, было бы проще бороться искушениями и увидеть в ней, Берилл, хотя бы парламентера. Мысль, конечно, недостойная, но очень честная.  Берилл опустила взгляд на бархатистую поверхность кофе а потом снова подняла глаза.
- Кажется, ваши мысли далеко отсюда, - проговорила мягко, констатируя наблюдение, но не укоряя. Кофе в чашке оставалось совсем немного и можно было безболезненно пожертвовать остатками, как ни жаль было расставаться с Эндимионом сейчас, не успев даже повстречаться. Но длить мучительно вежливый разговор не стоило, надо было или переводить его на новый уровень, или завершать. - Мне неловко навязывать вам свое общество. Я лучше терпеливо подожду, пока вы навяжете мне - свое.

0

33

Молодой медик чистенький и отутюженный, весь с иголочки шел по центральному коридору, крутил в руках королевский браслет-коммуникатор. Юноша замер в нерешительности, увидев в одном из уютных закутков коридора Короля Эндимиона, завтракающего с незнакомой леди. Эндимион заметил его не сразу, но заметив сразу подозвал молодого человека к себе. Видимо, не только точность можно считать вежливостью королей, но и традиционном своем значении она у вышеобозначенных особ присутствует тоже. А еще Эндимион очень хотелось заполучить свой коммуникатор. Даже красота его спутнуцы не могла спасти его от тоски по информации, которая едва ли не сводила с ума.

Слегка поклонившись в знак приветствия, юноша протянул Эндимиону широкий браслет, отобранный у короля накануне, и Эндо, сдержано поблагодарив, сразу надел его и активировал. Лицом он не изменился ни капельки, но он был счастлив. Словно вернулась утерянная конечность, точнее, орган чувств.
Зевс, и правда, был уже на Полигоне. Пока еще вскользь и по маленькому голоэкрану Эндимион наблюдал за ним. Парень постепенно осваивал имплантант, уже увереннее и рациональнее использовал свои новые возможности. Настолько хорош, что у Эндимиона самого зачесались руки, вступить с хранителем в поединок. Всё-таки он отмел эту идею. Король знал, что не сможет проиграть хранителю, потому победа будет выглядеть некрасиво. И всё же, хорош.

Эндимион сначала с какой-то извиняющейся неловкостью посмотрел на свою собеседницу.  Потом пришло осознание, что мысли действительно не здесь. Он — король. У него редко мысли бывают там же, где бывают удовольствия... даже в том случае, когда с удовольствиями пересекается его тело.

— Простите, миледи. Не желаете посмотреть на тренировку одного из наших хранителей? Запись я просмотрю чуть позже в любом случае, так что тут вы можете не волноваться. — Вот только в мозг уже начали загружаться задачи предстоящего дня. А еще в его комнате сейчас спит золотоволосая прекрасная Селенити. И мысли о ней настойчиво требуют к себе внимания.

0

34

Берилл не волновалась, она точно знала, что никогда Эндимион ради неё ничем не жертвовал и жертвовать не будет, так что угрызения совести её не мучили. Мучило другое, но с этим ей еще предстояло встретиться лицом к лицу позже, когда она будет чуть менее уязвима.
Ей пришлось чуть помедлить, несколько мнговений, опустив глаза и прислушивась к ощущениям. Остаться с Эндимионом - и есть шанс улучтить минутку поговорить с ним о делах. Хах, как будето ей в самом деле нужно улучать для этого минутки. И как будто бы её правда так уж интересуют дела! Остаться с ним - это получить возможность увидеть то, что показывают не всякому гостю - тренировка Хранителя! шутка ли! Будь она чуть восторженнее, чуть любопытнее, чуть свободнее - она бы не раздумывая согласилась, тем более, что каждый из встреченных ею сенши был потрясающе колоритен. Чего же ожидать от тех, кого она еще не видела? И еще - остаться с ним означало еще и просто остаться с ним, побыть еще немного. Побыть подольше пустым местом! Как всегда! И от этого она чувствовала, как ненужные, бессмысленные, иррациональные гнев и досада снова воскресают в её душе и растут, растут... Если позволить им пробиться наружу - как это будет некстати, глупо, мерзко, унизительно. Да, приходится признать, что хоть она и понимает все обстоятельства - ну как в учебнике: обстоятельства времени, условий, места, причин и все другие мыслимые и немыслимые - она все равно сердится, как подросток, которому не хватает тепла и внимания.
Последний глоток кофе - согласиться или отказаться? До последнего момента Берилл не знала, что ответить. Всего пара мгновений на раздумия - а сколько уже искушений!
Берилл поднимает взгляд - ресницы остры, как стрелы, улыбка мягка и лукава.
- Я с удовольствием приму ваше приглашение.
Какая разница, о чем он думает, когда он с ней. Какая разница, о ком.

+1

35

Эндимион поднялся с места и обошел стол, за которым они с Берилл завтракали. Он уже был в курсе, что консул Немезиса знакома с магией, а значит тепортации не испугается. Он жестом предложил ей опереться на его локоть и, едва ощутил тонкие пальцы, совершил переход. Королю, единственному на Земле, это доступно... как там говорилось: «уровень надежности 1.0».
В центре управления Полигоном уже кипела работа и сновали люди. Собственно они с Берилл очутились в самом центре этого Центра. Пятая часть всех мониторы показывала нынешнюю «звезду экранов», а именно Зевса. Уже перевоплотившийся и полностью готовый к бою он направлялся (эти перебежки трудно назвать словом «шел») к первому этапу испытания.

— Уровень испытания? — Вопросил в зал король. Он отыскал взглядом два кресла, Кивнул на одно из низ лаборанту, обязуя предложить Берилл, на второе сел сам.
— Близок к максимуму — отчитались из зала.
— Горделивый болван. Понизить на 2 уровня — Эндимион повернулся к своей спутнице. — В общем, скорее всего он огребет и на этом. Наивысшие уровни разработаны для сильнейших и опытнейших хранителей. До суффикса «-ших» он дорастет, но пока еще я побаиваюсь за него. Ранения, полученные на Полигоне — настоящие ранения, и несколько безопаснее только если контролируются отсюда или тренирующийся здраво подходит к своим возможностям. Меркурианин пока себя переоценивает. — Однако в голосе Эндимиона слышалось явное тепло. Любил он этого взбалмошного меркурианина, как сына и не скрывал этого даже от столь незнакомой женщины, какой, в общем-то, являлась Берилл.

Зевс на чистой физической силе прошел первые два этапа, но на третьем с пальцев его посыпались электрические искры. Белый искрящийся шар врезался к огромную, с лошадь, тварь, похожую на муху и та рассыпалась множеством мелких кусачих малявок, которых громовержец вынужден был отлавливать в индивидуальном порядке, в том числе с помощью маленьких молний. От укусов, впрочем, его защищала броня.
В дело явно включился имплантант.
— Вот теперь я пожалею, что не обязал их надевать диадему. Было бы легче следить, — Проворчал Эндо, сосредоточенно наблюдая за перемещениями и движениями «не коронованного» Громовержца,.

0

36

Очутившись на месте, Берилл тут же отпустила руку своего  спутника. В самом деле, телепортация не произвела на неё решительно никакого впечатления - она даже почти и не заметила, что этот способ передвижения хоть чем-то отличался от хождения пешком. Зато впечатление произвел полигон - вот это было необычно, она ожидала чего-то совсем другого, услышав слово "тренировка".

Молодого человека она узнала - это он встретил её вчера во дворце, был так обходителен, заботлив, и так мудро  рассуждал о природе темной магии. Зевс! И уж конечно, её не могло уже обмануть ничего - ни его пол в этом перерождении, ни упоминание его родины - как не узнать силу Юпитера, в какой бы оболочке она ни таилась. Берилл следила за ним, узнавая - века уже прошли с их последней встречи, десятки Юпитеров родились и умерли в лучах этого Солнца, но это оставалось неизменным.
С улыбкой наблюдала она за молодым воином, но и обращенные к ней слова тоже слышала.
- Ох, это не удивительно. В его возрасте все учатся на ошибках. А недооценивать себя при таких силах - все равно что сразу закопать себя заживо. - В её темных глазах тоже было любование, а в голосе - ни капли снисходительности, только восхищение. Если и помнила она, что когда-то стояли они по разные стороны линии боя, то уж точно без злости или страха. - Я понимаю его. Боль указывает ему, куда расти, это ярчайшая из путеводных звезд.

Тут она подумала, и мысль эта была очень короткой, быстрее выстрела, ярче вспышки. Ведь у неё никогда не было детей. Не пришлось ни разу. Ей неведомы материнские чувства. Она не знает заботы. Да и жалости, если подумать, совсем не знает. Если бы этот парень был её сыном, могла бы она так спокойно рассуждать о боли? Или бледнела бы тут от страха и мяла бы в руках платочек? Откуда ей знать? Все молодые парни, с возраста, когда в них уже яственно видится мужское начало, и не важно, сколько им лет, воспринимались ею скорее как возможные партнеры, любовники, хотя бы как предмет для любования, на крайний случай как инструменты для достижения цели, пусть не прямо сейчас, а однажды в будущем, когда-нибудь... И какая уж тут жалость - мужчина  должен быть сильным, иначе какой смысл быть мужчиной. Все девушки, едва только тронутые красотой и женственностью, и тоже не важно, какого возраста, воспринимались ею как соперницы - и никак иначе. Розовощекие же младенцы, такие же милые как и бессмысленные, вообще для неё не существовали, наравне с глупыми пушистыми котятами, щенками и прочей странной беспокойной живностью. Вот младенцам, котятам и щенкам боли она не желала бы, конечно... Что за странные мысли её посещают?

+1

37

"Надо быть намного менее самонадеянными, чем Зевс, чтобы при таких уровнях выходить с Полигона совсем без ранений". Эндимион сломал два карандаша, наблюдая за вполне реальными уличными боями своего подопечного. Потом стакан с карандашами куда-то исчез: «Ну, и важно». Щеку громовержца с перехлестом на шею теперь «украшала» длинная царапина. Он промокнул кровь ладонью и, поморщившись, так и оставил, ее кровоточить. На самом деле без проблем подклеят в лазарете, главное, чтобы чего посерьезнее не случилось. Эндимион боролся с искушением еще раз понизить уровень сложности Полигона, глядя на потрепанного Хранителя, но две вещи мешали ему в этом: первое — вот теперь может и заметить и второе — Зевсу и правда надо учиться.

— Почему он не прибегает к помощи имплантанта? — король не заметил, что сказал это вслух. Вначале было желание выйти на Полигон, чтобы самому навалять самонадеянному Хранителю, теперь же… «Пусть сам выпутывается». Не просто далась эта мысль королю — слишком естественным для него было желания помочь и защитить. Наконец что-то произошло, движения Хранителя стали четче и быстрее, удары стали чаше достигать цели, да и сильнее стали. Эндо опустился в стоящее близ него креслои и на миг прикрыл глаза. Теперь можно не волноваться. Теперь пройдет. Наконец, перевел взгляд на свою Спутницу. Немного раскрылся, что непозволительно для короля. Да, каждый хранитель для него как ребенок, правда, некоторые из них отчужденные, некоторые ершистые, а вот этот доверчивый, прощающий, наверно, этим и обусловлено особое отношение. Еще с Миной он – младший. Тэмино трудно считать младшей, она, бедняжка, как только становится Хранителем, словно вспоминает все свои прошедшие жизни — взрослая женщина в теле ребенка. Ее он больше всех хотел освободить от этого страшного круговорота перерождений.

Зевс заканчивал квест. Он относительно легко уделал самого сложного монстра. Значит проблема только лишь в том, что он не сразу активирует имплантан.

Берилл тоже волновалась. Но волновалась о чем-то своем, но волнение ее было почти незаметно, что внушало уважение.
Эндимион как-то не переживал, что она не найдет себе места, где присесть, если понадобится, потому что стульев и кресел у мониторов было полно. Он ободряюще улыбнулся ей и потер руками лицо, видя, что основательно потрепанный Зевс выходит с Полигона.

— Вот такие у нас Хранители, — Вероятно, в голосе прозвучала гордость.

0

38

Потрепанный победитель вышагивал по направлению к выходу с Полигона. Царапина — ерунда, заклеят. Но в целом проход ему понравился. Учитывая, что на четыре балла сложнее обычного — то было круто. А еще Зевс подобрал было какой-то камешек в качестве сувенира, но вовремя смекнул, что всё вокруг - материя Полигона, и рассыплется в прах, едва покинув его пространство, поэтому просто выкинул блестящую безделушку.

0

39

Встретила его она уже в коридоре, судя по потрепанности - по пути с Полигона. Видок у него был героический, лихой и очень симпатичный, впрочем, как и всегда, так что Мина не могла не улыбнуться самой искренней и ласковой улыбкой.
- Давно не виделись, гроза и повелитель эфира! Я опять пропустила самое интересное. Это безобразие.
Она легко обняла его за шею, за ту сторону, что выглядела менее потрепанной, легко и ласково чмокнула в неразодранную щеку и отступила, оглядывая по-хозяйски.
- Если доверишь мне свою драную тушку, я приведу её в порядок не хуже чем эскулапы. А заодно пожалуюсь тебе на жизнь. А еще удивлю тебя донельзя. Кофе и еда входят в пакет обслуживания. Ну как? Годный план?
С ним вся мрачность и вся досада просто вылетели у неё из головы, она снова почувствовала себя спокойно, легко и безопасно.

0

40

Мина всегда напоминала Зевсу солнечного зайчика. Едва увидев ее в конце коридора, Зевс расплылся в улыбке и придал себе бодрости, в результате чего на встречу с девушкой он вышел бравым (слегка помятым) победителем и с удовольствием принял все награды, столь щедро ему перепавшие.

— Не запачкайся, — Зевс прикрыл щеку рукой. — Твое предложение похоже на что-то невероятное! Держу пари, что тебе ни раз говорили, что ты — девушка-мечта! — у Мины должны быть медицинские средства для заклеивания царапин, и таким образом к Сатурну идти не надо, а поесть он жаждет прямо сейчас и побольше. Но приходится себя одергивать, чтобы прилично вести себя в компании. Зевс подставил локоть, дабы Минории было удобно придержаться за него на аристократический манер и зашагал в направлении ее комнаты.

— Мы правильно идем? Кстати, удивляться я не устаю никогда, а тебе удивляться еще и приятно, — Громовержец практически обожал свою легкую, как луч Солнца сверстницу. Как у нее так получается развеивать чужую хандру одним своим присутствием?

Покои Минории Солей

0


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Южное крыло Кристального Дворца » Центральный коридор