30 Век (ЗОВ) - Будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Кристальный Токио » Токийская квартира Ray Halloway


Токийская квартира Ray Halloway

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

***
Это была первая собственная квартира Рей. Вначале она была почти пустая и марсианка не торопилась обставлять комнаты, наверное, потому что не видела в этом необходимости. Для нее не существовало такого понятия, как дом, она не хотела быть к чему-то привязанной.  Хотя может быть, просто не испытывала потребности в этом, а может быть, просто привыкла жить именно так.  Раньше она жила то дома, то в семинарии, потом -  то в храме, то в дворцовых покоях. Квартиру в Токио она нашла потому, что не  любила оставаться во дворце, там она постоянно чувствовала гнетущую тяжесть ответственности.

Постепенно Рей стала чаще бывать в своем новом доме, находя там долгожданный покой. Тогда же появилось желание создать в квартире уют, обустроить ее, в соответствии со своими представлениями. Но толи фантазии у Рей было маловато, то ли она быстро потеряла к этому интерес. Кухня так и осталась полупустой и холодной, что достаточно красноречиво сообщало о некоторых особенностях характера хозяйки квартиры. Ее собственная спальня тоже была почти пустой. Кроме большой кровати и камина, там ничего не было. На полу, прямо по ходу движения, стопками стояли книги. Марсианка еще не успела купить книжный шкаф, все никак не могла решить какой же лучше подойдет. Хотя сначала, книг было меньше, и обойтись можно было просто парой книжных полок. В любом случае, она не торопилась с покупкой шкафа, должно быть, потому, что по вечерам ей нравилось запинаться за какую-нибудь книгу, поднимать ее и перечитывать перед сном. Подруги к творческому беспорядку в ее комнате относились с пониманием, а Рей как бы извиняясь сообщала, что еще не нашла шкаф своей мечты.

Однако  вошедшему сначала открывался коридор, ведущий в гостиную и кухню. Гостиную Рей довела «до ума», поэтому сейчас ей не стыдно было пригласить туда Роя. Правда, не доходя до гостиной, они натыкались на лестницу, ведущую на второй этаж, где и находилась спальня – личная комната девушки, а так же ванная комната  и уборная. Возможно, планировка квартиры была не очень удачной, но это особо не беспокоило хозяйку, которая не планировала задерживаться на одном месте дольше, чем  пару лет.  И все-таки она принесла в жилище нечто свое, настояв на том, чтобы ей сделали лестницу наподобие той, что была в родительском доме.
Атмосфера этого места напоминала ей о покинутом доме. По вечерам она любила сидеть на этой лестнице, часами вглядываясь в нарисованную на стене картину.

Отредактировано Ray (2010-01-26 18:17:30)

+1

2

<<Улицы Кристального Токио
***
- Вы правы. С Вашего позволения я зайду.  Не хотелось бы заболеть после такого насыщенного дня, просто вымокнув под дождём,  – произнес он в ответ на ее приглашение. Всего мгновение он размышлял над ответом, но этого было достаточно, чтобы Рей почувствовала себя неуютно. Она знала, что поступает правильно, и в ее приглашении нет ничего предосудительного. Однако она не могла даже предположить, о чем он сейчас думает, не могла разгадать  по выражению лица, что можно ожидать от своего гостя. Он выглядел спокойным, а его взгляд не выражал ни хитрости, ни враждебности. В его взгляде действительно таилась какая-то скрытая сила, он завораживал, затягивал, не давал освободиться. Но он был теплый, а не пугающий.
Рей помотала головой пытаясь прогнать наваждение, отчего капли с длинной челки разлетелись в разные стороны. Она виновато улыбнулась, по-детски доверчиво посмотрев на своего спутника. Затем повернулась к двери, прислонив идентификационную карточку. Дверь отъехала в сторону, пропуская молодых людей в подъезд.
Лифт остановился на пятом этаже, они вышли на площадку.  Рей подошла к своей двери, прикоснувшись к сканеру-замку, указательным пальцем. Дверь отворилась, и Рей жестом пригласила Роя войти.
***
Навстречу Рей выбежал рыжий кот.  Вид у него был совершенно разбойничий: самодовольная круглая морда, огромные болотно-зеленые глаза, один глаз он прищурил, как будто скептически изучая гостя.
-Миналуш, - обратилась она к коту, - познакомься, это Рой…Рой – это Миналуш…

И рассмеялась. Кот прищурился на второй глаз и косолапо побрел по коридору, обернувшись, противно-скрипучим голосом он пожаловался на что-то хозяйке, и исчез в комнатах.

- Проходите, - сказала девушка, жестом приглашая его в гостиную, а сама последовала за котом, - я сейчас вернусь, поищу что-нибудь для Вас…
Вскоре Рей вернулась, держа в руках аккуратно сложенное темное мужское кимоно.

- Это вафуку моего учителя, я брала его подшивать. Оно Вам подойдет…я думаю, - она оглядела Роя, - должно подойти…

-А пока Вы переодеваетесь, я пойду, заварю чай, - Рей никак не удавалось преодолеть барьер и обратиться к Рою на «ты».
-Можете переодеться, здесь, Вас никто не потревожит, - добавила Рей, выходя из комнаты, - или подняться на второй этаж, там вы найдете ванную комнату.
Гроза все так же бушевала за окнами. Миналуш ожидал ее на кухне, сразу же потребовал свой поздний ужин, а затем и добавки к нему. Накормив вечно голодного кота, она заварила душистую смесь из листьев черного чая с добавлением лепестков розы и подсолнечника.
Поставив чашки с чаем и вафлями на поднос, она вернулась в гостиную.

Отредактировано Ray (2010-02-06 10:08:12)

0

3

<< Улицы Кристального Токио

Ятен неуверенно вошёл, повинуясь жесту девушки, хотя этикет говорил об обратном и он должен был пропустить вперёд её. Но тем не менее, он прошёл в её квартиру, первые мгновения чувствуя себя не слишком уютно. Собственно, такое чувство всегда преследовало его, когда он переступал порог незнакомого ему жилища и первые мгновения в новом доме чувствовал себя словно скованным цепями. Постепенно это чувство уходило и Ятен был более свободен в движениях и беседе, но по-настоящему свободно себя чувствовал только при втором и, соответственно, более поздних визитах в ту же самую обитель.
Однако, он не так часто бывал у девушек, которые, к тому же, сами приглашали его к себе, поэтому даже спустя какое-то время, как снял обувь и огляделся, чувствовал себя ещё скованным.
Из раздумий его вывел голос Рей, когда она представила ему единственного обитателя просторной квартиры - кота.
-Миналуш, - обратилась она к коту, - познакомься, это Рой…Рой – это Миналуш…
Забавно, но Ятен мог уловить даже подозрительно-осторожную ауру, исходившую от животного. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, затем кот предпочёл гордо удалиться, утробно мяукнув на прощание, что символизировало крайнее, как показалось Рою, недовольство.

- Думает, что я увёл у него хозяйку - улыбнулся своим мыслям юноша. Рей пригласила его в гостиную и на какое-то время оставила одного, дав Ятену возможность любоваться светлыми тонами и неяркой отделкой, что успокаивало глаза и нисколько не напрягало нервы. Он на мгновение прикрыл глаза и тут же ощутил, как устал за сегодняшний день. Ничего особенного не произошло, но Ятен редко заходил в парк, предпочитая ему дом и здоровый сон, который начинался, как только его голова касалась подушки. Далеко за полночь бывало, что он просыпался и потеряв нити сна, доставал гитару и придумывал, как правило, что-то лиричное и красивое. Но последний полуночный полёт фантазии давно сошёл на "нет", и юноша искал источники вдохновения везде, где только мог, но его старания не увенчались успехом. А теперь его муза, его нежная фиалка, та, что вновь разбудила в нём силу творить, находится сейчас где-то рядом и даже беспокоится о нём...
Вскоре Рей вернулась, неся кимоно, которое, как понял Ятен, будет ему предложено взамен насквозь мокрой рубашки, которую он уже снял и теперь не знал, куда её можно повесить, но в конечном итоге просто положил на край дивана, обивка которого была защищена от воды.

-А пока Вы переодеваетесь, я пойду, заварю чай - добавила она  -Можете переодеться, здесь, Вас никто не потревожит, или подняться на второй этаж, там вы найдете ванную комнату.

- Спасибо - мягко проговорил Ятен, принимая одежду из её рук. - Но, прошу тебя... Рей... Обращайся ко мне на "ты", хорошо? - слегка печально произнёс он, посмотрев в её глаза.

Она вышла, дав Рою возможность переодеться. Сидя на диванчике, он просто прикрыл глаза и теперь чутко дремал, прислушиваясь к отдалённым, едва cлышным звукам. И когда появилась Рей, неся поднос с чашками, он уже вновь сидел, как ни в чём не бывало. И даже более того, Ятен встал и поспешил помочь девушке, приняв поднос из её рук, и ставя его на столик рядом с диваном.

- Ты уже знаешь - начал Ятен, чтобы прервать затянувшуюся паузу - Что я музыкант - он сел на диван, взяв горячую кружку и грея руки, ледяные от непонятного откуда взявшегося озноба. - А что насчёт твоего рода деятельности? - улыбнулся Рой. - Или ты настолько профессионально занимаешься медитациями, что преподаёшь это искусство?
Впрочем, я нисколько не сомневаюсь в этом..
- усмехнулся он, делая глоток чая и чувствуя, как он приятно обжигает горло. - Потому что после сегодняшней медитации я и правда почувствовал себя намного лучше... - добавил Ятен, несколько смутившись.

+1

4

Рей не могла не почувствовать, что Рою неуютно в ее квартире. Но как это, ни парадоксально, чем спокойнее и скромнее вел себя Рой, тем увереннее становилась Рей в его компании. Чувство опасности полностью притупилось, отошло на второй план, сейчас Рей больше беспокоило здоровье гостя.
- Спасибо.  Но, прошу тебя... Рей... Обращайся ко мне на "ты", хорошо? – ответил Рой, принимая из ее рук одежду.

-Хорошо,
- согласилась Рей, - ты…располагайся, Рой.
Она снова запнулась, с непривычки, но первый шаг был сделан, теперь она знала, ей будет проще с ним общаться. Рей даже стало стыдно за себя, она никогда не отличалась особой робостью, но в отношении к Рою никак не могла побороть какое-то смущение. Каждый раз она словно наталкивалась на невидимое препятствие не позволяющее обратиться к нему, как то иначе, более фамильярно. Рей бросила на него смущенный взгляд и замерла, пораженная, его изящной и в то же время удивительно хорошо сложенной фигурой. Заминка длилась всего мгновение, после чего Рей исчезла на кухне.

Однако мысли о Рое упорно не хотели покидать ее головы. Она пыталась понять, что в нем так привлекало ее. Но никак не могла выделить какую-то отдельную черту. Ей даже показалось, будто все в нем безупречно. Его небольшой рост, в ее глазах, был только преимуществом. Высокие мужчины, по мнению Рей, рождены, чтобы доминировать, подавлять, а с Роем, она могла выстраивать диалог на равных. А вкрадчивый, тихий голос, и внимательный гипнотизирующий взгляд - действовали на нее успокаивающе. Неожиданно ее посетила странная догадка, что возможно, все это только маска, что Рой может оказаться, гораздо опаснее прочих мужчин, которые в отличие от него, не пользуются никакими уловками. И все-таки Рой не производил впечатления коварного обольстителя. Скорее он напоминал едва повзрослевшего юношу, может быть из-за худобы и стройности его фигуры. А прекрасная мелодия, которую он для нее исполнил, разве не является это подтверждением того, что в его груди бьется чистое сердце романтика, способного увидеть красоту? И если так, то у нее нет причин в нем сомневаться и не доверять. Приготавливая чай, Рей улыбалась своим мыслям.

Когда Рей вернулась в гостиную, Рой поспешил ей помочь, услужливо взяв поднос с чаем из ее рук и поставив его на столик напротив дивана. Тогда Рей заметила лежащую на краю дивана сырую рубашку Роя и, подхватив ее, снова исчезла, укоряя себя за невнимательность и нерасторопность. Она аккуратно повесила рубашку, как и пиджак на вешалку. И только тогда обратила внимание, что сама продолжает ходить в сырых джинсах, низ штанин сильно впитал в себя воду. Рей пришлось заглянуть в свою комнату и переодеться в юбку. Верхнюю кофту она тоже сняла, оставшись в легком топике. Проходя мимо ванной комнаты, она захватила полотенце, вспомнив, что длинные волосы Роя совсем сырые, от дождя. Она снова принялась себя мысленно укорять. Как не пыталась она угодить ему, но она не знала, как ухаживать за мужчинами, да и не умела. Она задержалась в ванной, покосившись на фен, представив процедуру сушки волос гостя, она не смогла сдержать улыбки. В результате, она решила все же захватить с собой полотенце, а потом уже предложить ему воспользоваться феном. Серьезно раздумывая над вопросом, пользуются ли мужчины феном, или, быть может, они пренебрегают этим изобретением, предназначенным для женщин? 

Поглощенная столь интересными мыслями, она появилась перед Роем вновь, с полотенцем в руках. Вид у нее, наверное, был совсем растерянный, потому что Рой предпочел взять инициативу в свои руки и как-то заполнить затянувшуюся паузу, начав разговор:
- Ты уже знаешь, что я музыкант. А что насчёт твоего рода деятельности? - улыбнулся Рой. - Или ты настолько профессионально занимаешься медитациями, что преподаёшь это искусство? Впрочем, я нисколько не сомневаюсь в этом.. - усмехнулся он, делая глоток чая  - Потому что после сегодняшней медитации я и правда почувствовал себя намного лучше...

Рей улыбнулась, ощущая, как в его обществе исчезала всякая напряженность.
- В том, что ты почувствовал себя лучше, нет моей заслуги, - ласково произнесла девушка, удивившись тому, как легко ей давались слова, и как по-домашнему тепло выглядел Рой в кимоно и  с чашкой чая в руках. От образа отстраненного музыканта, живущего в каком-то своем, особом мире, не осталось и следа.  В голове Рей снова прозвучал его возмущенный голос: " Что Вы себе позволяете?! " – а ведь именно эта фраза была первой, которую он произнес, именно с нее началось это странное знакомство. Она негромко рассмеялась. Сейчас он был какой-то другой, будто за это время он сумел измениться. Но, конечно же, это только оттого, что она еще недостаточно хорошо его знала… Не стоит возводить в свои заслуги то, что ей удалось найти общий язык с человеком так на нее не похожим.

- Я думаю, - продолжала она, отвлекаясь от размышлений, - ты сам искал что-то, поэтому медитация тебе  помогла. Вселенная услышала твой призыв и выполнила его. А я всего лишь проводник, случайная прохожая, которая должна была встретиться тебе, чтобы ты смог увидеть то, что  должен.

- Но…если ты заболеешь, виновата буду только я, - добавила девушка, став серьезной  и протянула Рою полотенце, - если нужно есть фен…правда я не знаю, пользуются ли…- тут она замялась, подумав про себя, что  и правда, глупость гуляет по свету, подобно солнцу.

- Я работаю в храме, - расплывчато объяснила она, не желая углубляться в подробности. Рей, наконец, села рядом с Роем на диван, подогнув под себя ноги, наслаждаясь теплым ароматным чаем.

-А как давно Рой, ты написал мелодию, которую играл сегодня у костра? Я никогда не слышала ее прежде…Ты начинающий музыкант?
– спросила она, сделав глоток чая. Ей было стыдно, но любопытство пересилило.

+1

5

Он слегка усмехнулся тому, что она всё смогла перебороть себя и обратиться на "ты". По мнению самого Роя, в этом не было ничего зазорного, хотя, может сама Рей и считала, что это несколько фамильярно, о чём и подумал Ятен, привыкший к такому общению, которое в определённых кругах могло показаться просто-напросто хамским. Но он не привык обращаться на "ты" к незнакомым людям, если не был уверен, что они ответят ему тем же. Просто... может, это были отголоски гордыни, что поглощала его с очередным музыкальным успехом или долгожданным признанием, может, что-то ещё. Сам Ятен отрицал, что для того, чтобы продолжать свою деятельность, ему нужно поощрение, одобрение окружающих, но, наверное, подсознательно он чувствовал, что так и есть, пускай и не всегда. Ведь не каждый раз он что-то создавал только для других, учитывая их пожелания, обращался к миру... Хотелось также играть и для себя, реализовывать свои идеи, которых у него было достаточно, до недавнего времени...
Поставив поднос на стол, он увидел, как Рей подхватила его рубашку и скрылась. Но вскоре вернулась и Рой сразу же отметил, как она преобразилась. Безусловно, она была прекраснее фиалки, но слов большинства языков не хватило бы, чтобы хоть как-то передать это. Но Ятен всегда мог выразить это музыкой, в которой, как и в любви, можно было обходиться вовсе без слов, а только творить и пожинать плоды...
Проведя параллели между ними, Рой усмехнулся, поняв, как двусмысленно это прозвучало. Впрочем, говорить об этом было рано, да и сам он испытывал чувства очень редко, потому что другие девушки его не впечатляли, особенно гоняясь за ним и всю ночь звоня на телефон, где под утро накапливалось также сотня непрочитанных сообщений. Вспомнив, что телефон предусмотрительно остался дома, Рой улыбнулся, потому что знал, что его разыскивают. Завтра был выходной день, так что он мог никуда не торопиться. Работа мало требовала от него и много давала взамен, к тому же учитывала перекати-поле характер Ятена, который вечером клялся, что "завтра репетиция пройдёт нормально, и потом мы даже выпьем немного стаута", но назавтра он просыпался за полдень от приглушённого звука телефона, который юноша обнаруживал под подушкой. Слушая раздражённый голос партнёров по музыке, деньги за аренду базы которых улетали на ветер, Ятен сухо оправдывался, объясняя это тем, что плохо себя чувствует, и, что самое интересное, в большинстве случаев бывал прощён.
Он вновь отвлёкся и поймал себя на мысли, что не сводит с неё глаз. Он не сомневался, что и она это почувствовала, поэтому ещё раз обведя глазами помещение, молвил:
- Пока тебя не было, я тут осмотрелся. У тебя очень уютно - произнёс он, раздумывая, насколько правдиво прозвучат слова. Рой был убеждён, что подобные слова в таких ситуациях, и ситуациях, схожих с этой, отдают откровенным цинизмом и призваны только для того, чтобы грамотно уйти от темы, но, тем не менее, сказал так, потому что действительно так считал. Да и момент для этого был подходящим.

- В том, что ты почувствовал себя лучше, нет моей заслуги - начала она и Ятен хотел было уже возразить, что до этого не занимался медитациями, а в ней... именно в ней была какая-то аура, которая располагала его к подобным занятиям, настраивала на соответствующий лад. Где-то в глубине сознания слабым шёпотом отдалась мысль о том, что аура, которую не мог не чувствовать Ятен, была злой, но он не придал этому значения. Безусловно, она просто сильный духом человек, что неудивительно, раз она занимается медитациями и определённо верит, что каждый человек способен достигнуть тех высот, что достиг Будда.

- А я всего лишь проводник, случайная прохожая, которая должна была встретиться тебе, чтобы ты смог увидеть то, что  должен. -продолжала она.

- Я так не думаю - спокойно возразил Рой. - Думаю, что если я бы и дальше занимался одной теорией, то никогда не смог бы медитировать так, как сегодня. Ведь первый раз редко бывает удачен. К тому же, ты, как никто другой, это знаешь...

- Но…если ты заболеешь, виновата буду только я...если нужно есть фен…правда я не знаю, пользуются ли… - внезапно произнесла Рей, заставив Ятена смутиться.

- Она так заботлива... - нежно посмотрел он на неё и какое-то время просто искал ответа в её глазах. - Спасибо - улыбнулся он, взяв полотенце и вытирая мокрые волосы - Фен и правда не нужен, ведь волосы высохнут и так, а феном сушить долго и... я слышал, что волосы из-за этого становятся ломкими - добавил он, вновь посмотрев на девушку.

- Я работаю в храме - тем временем ответила она на его вопрос и Рой уловил нотки.... усталости? раздражения? Он точно не знал чего, но что-то подсказывало ему, что эту тему лучше не развивать. Он молча кивнул, делая глоток чая.

- А как давно Рой, ты написал мелодию, которую играл сегодня у костра? Я никогда не слышала ее прежде…Ты начинающий музыкант? - спросила она то, чего сам Рой ожидал ещё в парке.
Так готовясь к этому вопросу, он не знал, что ответить. Безусловно, он хотел сказать ей правду, сказать то, что назвался своим псевдонимом, сказать, что он "широко известен в узких кругах", чему постоянно смеялись его знакомые, а также сказать то, что она очаровала его и глядя на эту сильную, но в то же время хрупкую девушку, его озарило и эту песню он придумал на ходу... Но вот, сказать ли?

- Рей, я... - неуверенно начал он - Могу быть до конца честным с тобой? - он отметил, что это тоже прозвучало довольно стандартно, как затишье перед бурей - Чёрт, это так сложно - растерянно добавил он, тяжело вздохнув.
- Вообщем - продолжил Ятен - Я играю уже давно и достаточно известен в определённых кругах музыкантов - замялся он, уйдя от стандартного определения так, чтобы это не звучало чересчур высокомерно. - Дело в том, что я назвался тебе своим псевдонимом, потому что не знал, как бы ты отреагировала на то, что я известен. Я вижу, что ты разительно отличаешься от большинства людей, которые видят во мне лишь источник для денег и словно... какую-то безделушку - с отвращением молвил Рой - Ты же видишь во мне человека и, поверь мне, я это очень ценю.
- Меня зовут Ятен - молвил он после небольшой паузы - Ятен Коу. Последнее время я искал смысл в том, что делаю, и от чего мне вдруг стала неприятна эта жизнь. Поняв, что я в замкнутом круге, я решил искать то, что сможет меня вдохновить. И сегодня... - запнулся Рой - Я, кажется, нашёл такого человека.
Он перевёл дыхание и продолжил:
- Эту песню я сочинил в процессе медитации сегодня и ты - первая, для кого я её сыграл. Мне бы так же хотелось посвятить эту песню тебе,  потому что ты вновь вдохновила меня что-то делать... - Ятен взял её руку и коснулся её губами - Спасибо, Рей...

+1

6

Рей сама не понимала, почему чувствовала себя так хорошо в компании Роя. Он, конечно, возражал, уверял, что удачная медитация, заслуга хозяйки дома. Однако девушка знала, что это не так. Плох тот ученик, что не стремится превзойти учителя – могла бы произнести она в ответ на его слова, но предпочла просто улыбнуться. Согревая ладони теплом чашки и вдыхая нежный аромат чая, она без стеснения любовалась его лицом.
Рой принял полотенце из ее рук, поблагодарив девушку, и теперь вытирал мокрые волосы. Рей на мгновение показалось, что в его взгляде появилась нежность. Реплика Роя про фен рассмешила Рей, и хотя она знала, что это невежливо, она не смогла сдержаться.

-Я впервые говорю с мужчиной о таких вещах
, - рассмеялась марсианка, но тут, же осеклась, в тишине ее полупустой квартиры эта фраза приобретала некую двусмысленность.  Для самой Рей это были просто слова не значащие ничего.

За окном все еще бушевала непогода. И каждый раз при очередной вспышке молнии и близком рокоте грома, Рей вздрагивала. Она ненавидела грозу, почти так же как дождь, и была несказанно рада тому, что это явление природы стало редкостью. Больше всего она не любила оставаться в одиночестве в грозу, поэтому общество Роя сейчас было ей просто необходимо. Конечно, у нее был Миналуш, но он  неблагодарный слушатель и неважный собеседник. Наверняка он валялся сейчас где-нибудь на ее кровати и дремал.

Неожиданно для нее Рой вместо того, чтобы легко ответить на ее простые вопросы произнес: - Рей, я...  Могу быть до конца честным с тобой?
Рей прищурилась, заподозрив его во вранье.
-Можешь, - кивнула она
- Чёрт, это так сложно - растерянно добавил он, тяжело вздохнув, - Вообщем, я играю уже давно и достаточно известен в определённых кругах музыкантов.
Рей скептически на него посмотрела, все еще ожидая неприятного откровения.
- Дело в том, что я назвался тебе своим псевдонимом, потому что не знал, как бы ты отреагировала на то, что я известен.
Взгляд девушки стал тяжелым: "Известен?  О чем это он? "
- Я вижу, что ты разительно отличаешься от большинства людей, которые видят во мне лишь источник для денег и словно... какую-то безделушку. Ты же видишь во мне человека и, поверь мне, я это очень ценю.
Наконец, в ее взгляде промелькнуло понимание, и даже больше – сопереживание.
- Меня зовут Ятен…Ятен Коу.

"Ятен…Ятен…где же я слышала это имя? " – судорожно пыталась вспомнить девушка. И наконец, ее озарило. Она вспомнила, как однажды утром, когда она, как обычно, готовила завтрак себе и коту, она услышала веселый мотивчик, песня была замечательной, и она постаралась запомнить название группы, но оно вылетело из головы, потому что ведущий сообщил, что в студии находится исполнитель этой песни. Его  звали Ятен, теперь она была уверена. Она слушала его короткие ответы и  ядовитые замечания, размышляя, над тем, что ведет он себя совершенно бестактно. Особенно ей запомнился короткий отрывок из интервью:
«Ятен, раньше ваша музыка и песни были более легкие, веселые, как та композиция, что только что прозвучала. Но теперь уже второй альбом мы замечаем, что музыка стала мрачнее, а тексты депрессивнее…скажите, это связано с какими-то переменами в вашей личной жизни?» - спросил ведущий.
«Мне кажется, - произнес тихий вкрадчивый голос, теперь Рей знала, это был голос Роя, - это не Ваше дело!» - неожиданно резко ответил музыкант.
-Если ты человек известный, - серьезно сказала она коту, почесав его за ухом, - тебе приходится мириться с оборотной стороной своей популярности. У тебя больше не остается права на «личную жизнь»…конечно, это тяжкое бремя, но ведь он сам его выбрал…зачем хамить?

- Последнее время, - она вздрогнула от голоса Роя, - я искал смысл в том, что делаю, и от чего мне вдруг стала неприятна эта жизнь. Поняв, что я в замкнутом круге, я решил искать то, что сможет меня вдохновить. И сегодня... Я, кажется, нашёл такого человека.
Он перевёл дыхание и продолжил:
- Эту песню я сочинил в процессе медитации сегодня и ты - первая, для кого я её сыграл. Мне бы так же хотелось посвятить эту песню тебе,  потому что ты вновь вдохновила меня что-то делать... - Ятен взял её руку и коснулся её губами - Спасибо, Рей...

Признание Роя настолько шокировало Рей, что она широко распахнула глаза, от удивления, и наверняка открыла бы и рот, если бы только что не сделала глоток чая. От его прикосновения к ее руке, сердце Рей снова предательски сжалось. Она зажмурилась.

"Будь на моем месте Минако, ее радости бы не было предела…он известен…да за что же это на мою голову?
– на ее лице появилось страдальческое выражение, - мало того, что он музыкант…а они понятно какие…так он еще и известен. Странно, - усмехнулась она про себя, - почему ты раньше об этом не подумала? Чего ты вообще ожидаешь от этого знакомства? Ты же понимала, что ничего не может быть…Снова захотелось поверить, что сказка может стать реальностью? Он не твоя родственная душа! Убедилась?! Чем ты вообще думала, ты же Хранитель..у тебя миссия. А он, будь он хоть сам король рок-н-ролла, что это меняет? Всегда приходится чем-то жертвовать…"

Она поставила почти пустую чашку на столик.
- Я ценю Вашу честность, Рой…Ятен, - она снова незаметно для самой себя вернулась к привычной манере общения, - И я рада, что вечер стал плодотворным для Вас…я боялась, что испорчу Вам настроение….

Вдруг внезапно близко прозвучал грозовой раскат, и свет в комнате погас. Яркая вспышка одна за другой осветила комнату, и, догоняя друг друга, гром, словно исполинский молот, сотрясал все вокруг.  Рей, не помня себя, метнулась к Ятену и прижалась к его груди.

"Он ведь мог мне солгать, не говорить своего настоящего имени
, - мелькнула запоздалая мысль, - чего же я испугалась? Его известности? Но ведь и я не совсем простой человек… "

-Прости,
- шепотом произнесла она, не  спеша от него, отстранятся, - я испугалась…
Что именно напугало девушку, она так и не сказала.

+1

7

Даже теперь Ятен ощущал гармонию, ведь снаружи бушевала стихия, как не бушевала уже давно, а он был скрыт от неё и просто счастлив, находясь с Рей в её уютной квартире. Они вдвоём не делали ничего особенного, что могло показаться каким-то нестандартным, но сам Рой всё равно чувствовал, что невидимый барьер, препятствующий нормальному общению, всё ещё находится между ними, обрастая такими же призрачными кирпичами.
Он предпочёл промолчать, уловив интонацию её голоса, когда Рей сказала о двусмысленности фразы, что выглядело в данной ситуации более уместным, нежели дальше обсуждать подобное и просто наблюдал...

Наблюдал за тем, как она вздрагивала, пугаясь раскатов грома и блесков молнии, которые, похоже, только нарастали; наблюдал, как менялось выражение её лица, когда Ятен всё же смог сказать такие важные для него слова. Он просто наблюдал, не зная, что сказать ещё. В глубине души Ятен был уверен, что мир в целом его не слишком жалует и лишний раз ударить лицом в грязь такого человека не упустит никто. Но ведь... судить других - отнюдь не людская привилегия...
Ятен не хотел оправдываться перед ней, говорить что-то ещё, чтобы понять, почувствовать, из-за чего она мгновенно потускнела, хоть и умело пыталась это скрыть. Но... Каждый раз, когда он говорил кому-то правду, открывая свой истинный характер, жизнь била его прямо в сердце, которое обрастало льдом всё больше и больше. В один прекрасный день он решил, что так больше никогда не будет и теперь он сам изменится навсегда. И Рой изменился, скрывая чувства под маской безразличия, эгоизма и грубости. Ему было жалко тех, кто страдает без причин и только потому, что имеет особое "счастье" быть знакомым с ним, но иначе было нельзя. Он твёрдо помнил, что будет, если ему посчастливится открыться перед кем-то. Но, теперь же, сидя рядом с Рей, Ятен ругал себя за то, что нарушил, возможно, главное правило своей жизни.

- Жизнь без хлопот кончилась, да? - спросил он сам себя - Точно, как в язвительном анекдоте. Поздравляю тебя, Ятен Коу, ты кретин. С уважением, Ятен Коу.

Он чувствовал, что ей неприятно и понял, что она узнала этого эгоиста, фамильярно обращающегося с журналистами и ведущими, живущего для себя и ни для кого больше. И сейчас был единственный раз, когда Рой хотел что-то объяснить Рей. Хотел доказать обратное.

- Я ценю Вашу честность, Рой…Ятен, - она снова незаметно для самой себя вернулась к привычной манере общения, - И я рада, что вечер стал плодотворным для Вас…я боялась, что испорчу Вам настроение….

- Всё кончено... - пронеслось в его голове - Вот так и бывает - человек не владеет уже сказанным словом, как бы могущественен он не был. Мы просто беспомощны в своём могуществе...

- Прости... - сорвалось с его губ - Я думал, что так будет лучше, но... выходит, что ошибался. Мне нравилось, как ты смотрела на меня, когда не знала, кто я. Но только неизвестность и страшна, поэтому я должен был тебе рассказать...

Его мысли прервал раскат грома, звук которого, казалось, сотряс землю. Погруженный в мысли, Ятен не сразу понял, что свет в комнате погас, перед глазами скачут блики от вспышек молний, а Рей прижалась к нему.

- Наверное, это первый случай, когда я не могу понять девушку. - удивлённо подумал он - Её эмоции совершенно несопоставимы с её действиями - Но она боится того человека... Того человека, которым я являюсь для большинства людей. Это первый случай, когда я сам себе противен - с отвращением подумал юноша. Его руки легли на спину Рей, нежно поглаживая её.

-Прости, - шепотом произнесла она, не  спеша от него, отстранятся, - я испугалась…

- И ты прости меня... - ему в голову внезапно пришла фатальная идея, но сейчас, после того, как он видел её реакцию на признание, Ятену было всё равно - Если ты отпустишь меня сейчас, я смогу пойти домой в такую погоду. После прогулки в такую непогоду просто должны рождаться шедевральные песни...

- Если муза разочаровывается в творце, он обречён - мысленно обратился он к Рей - И единственное, что ему остаётся написать - оду смерти, а не шедевр. Впрочем, одно другому не мешает.

Он закрыл глаза, всё так же гладя её по спине, и в мыслях уже настроился на то, как будет идти домой, временами прикрывая глаза от всполохов, прорезающих небо,  морщиться от капель, иглами вонзающихся в тело и даже падать, если воды на улице столько, что она может помешать нормальной ходьбе.
Но другая его часть призывала остаться и объяснить всё, пойти ва-банк, раскрыть все карты. Однако, в этом случае Ятен рисковал быть непонятым и тогда бы уж точно - единственное, что ему оставалось - это запереться в квартире и не сойти с ума прежде, чем повеситься.

Ятен знал, что суицидом ничего не решить, и это не избавит его от проблем после смерти, но в этом мире после стольких неудач он просто не видел своё место.
Вздохнув, он прислушался к раскатам грома, которые, похоже, были теперь не так близко, но его сердце в эти минуты билось гораздо отчётливее и громче.

+1

8

- Прости... Я думал, что так будет лучше, но... выходит, что ошибался, - произнес он. Рей вновь удивленно распахнула глаза. Ятен – звезда мира музыки, черствый, холодный, эгоистичный, и Рой – чуткий, тактичный и внимательный. Действительно, будто два разных человека. Если бы признание прозвучало не из уст самого Роя, она никогда бы не поверила в то, что он и есть тот самый Ятен.
-Мне нравилось, как ты смотрела на меня, когда не знала, кто я, - продолжал он, глядя на нее, так что ей даже пришлось отвести взгляд, пряча свое смущение, - Но только неизвестность и страшна, поэтому я должен был тебе рассказать...

"Он прав…Я ненавижу ложь, больше всего на свете. Может быть, потому что я  сама вынуждена лгать? Пока что я была честна с ним, предпочитая просто недоговаривать. Но..если бы наше знакомство продлилось, он стал бы интересоваться подробностями моей жизни…и тут мне пришлось бы лгать. Стоп. Если он открыл мне правду, неужели это означает, что он хочет общаться со мной и дальше? Невероятно…Что же мне делать? Открыть ему правду о себе я все равно не смогу..это ведь не только моя тайна…если я расскажу о себе, он поймет что и Зевс и Хаура…А может быть, мне просто показалось? – сейчас Рей пожалела, что очень мало интересовалась исполнителями песен, и совсем не знала как выглядит настоящий Ятен, - А что если Рой, просто на него похож? Он об этом знает и пользуется этим, чтобы произвести впечатление на наивных фанаток? Что мне о нем известно? Вообще это была твоя лучшая мысль Рей Хэллуэй привести едва знакомого мужчину в свой дом…жалостливая ты наша…Что со мной? Как я могу так думать? Это Рой…он же мне помог и неважно Ятен ли он на самом деле, или нет! Кем бы он ни был, он не сделал мне ничего плохого..и я не должна себя вести подобным образом"

Грозовой раскат заставил ее, не помня себя, опрометчиво бросится в объятья Роя и, теперь, она стыдилась собственной трусости. В ответ на ее робкое сожаление, он ответил:
- И ты прости меня... Если ты отпустишь меня сейчас, я смогу пойти домой в такую погоду. После прогулки в такую непогоду просто должны рождаться шедевральные песни...
Интонация, с которой Ятен произносил эти слова, совсем не понравилась Рей. Она подняла голову и снова взглянула на него. Он сидел с закрытыми глазами и, в темноте комнаты, она хорошо видела его лицо, благодаря тому, что была так близко к нему.

-Ятен, - воззвал ее голос, заставляя его открыть глаза, - то, что говорят про Вас, не Ваша…не твоя, - поправилась она, - вина. Ни один человек не может быть гением постоянно. От тебя же ожидали именно этого. Наверное, ты ни на секунду не мог позабыть, какое место занимаешь…

Говоря о нем, она словно говорила о себе.
"И все же его известность – проблема для меня…Я не имею права на ошибку, слишком серьезен пост, который я занимаю", - размышляла она и неожиданно легко у нее возникла идея, как она может ему объяснить собственное поведение, не прибегая при этом ко лжи.

- Извини, что повела себя именно так. Я вижу, как тяжело тебе давались слова, но ты все-таки решил признаться мне. Я действительно, очень ценю твой поступок. Но дело в том, что твоя известность, может послужить серьезным препятствием для…- она запнулась подбирая слово, - нашей дружбы. Как я уже говорила, я работаю в храме. Практически всю свою сознательную жизнь я посвятила службе в религиозной структуре. Это моя жизнь, хотя кому-то, наверное, она кажется странной. Но я долго шла к этому.  Скоро я должна произнести обет безбрачия, это последняя и важная деталь на пути к осуществлению моей мечты. Поэтому мне бы не хотелось, чтобы мое имя и моя персона интересовали журналистов. Я не хочу привлекать к себе внимание. Я рада, что каким-то образом вдохновила тебя на написание такой прекрасной мелодии. Но пусть этот случай останется нашей тайной.

Она улыбнулась, отстраняясь от него.
-Если ты хочешь, ты, конечно же, можешь уйти. Только при условии, если твоя одежда высохла, если ты возьмешь мой зонт, и если ты вызовешь такси.  Но…- она замерла, раздумывая, - я ненавижу грозу и мне бы так хотелось, чтобы ты побыл со мной…
В комнате было совсем темно, дождь все не преставал, а громыхания, пусть и стали более отдаленными, но гроза не думала прекращаться.  Рей ожидала его ответа, вспоминая куда она убрала свечи.

+1

9

- Она смогла меня выслушать. Она не такая, как все. Не такая, как сумасшедшие фанатки. Никто не принуждает меня к ответственности за свои действия, более того, раньше я чувствовал себя безнаказанным... Отчего же сейчас я чувствую вину? За то, что я соблюдал простую осторожность, когда сказал ей? За то, что я просто устал от такой жизни? Почему? Я правда хочу дарить людям свои песни, хочу, чтобы их хоть кто-то понял, хочу донести до слушающих смысл, но я не хочу этого всё время! И не хочу испытывать те чувства, что преследуют всех известных людей, только потому, что они решили поделиться своим талантом с окружающими...

- Я стараюсь... Видит Бог - я стараюсь. Много людей хотят, чтобы я творил дальше, много людей хочет слышать мои песни, но... - он остановился и закрыл лицо руками - Но никто не спросил, чего хочу я... Ни один, из живущих на этой планете. Они все хотят видеть то, что им нужно. То, что им выгодно, и то, что им приятно. Они хотят только созерцать, не давая ничего взамен... - это должны были быть всего лишь мысли, но сам Рой слишком много думал об этом, и сдерживать в себе то, что накопилось за много лет было просто невозможно. Да и лучше было сказать это только ей, чем в какой-нибудь передаче, где это услышали бы все.

Ятен вздохнул, так как эти слова дались ему с трудом, ведь от них веяло не только тщеславием, но и плохо скрытым эгоизмом. Решив добавить, что он ни в коем разе не намекал на то, что является самым несчастным из смертных, Рой всё же не стал этого делать. Во всяком случае, сегодня, когда он только решил изменить себя.

После её слов, касающихся обета безбрачия, Ятен удивлённо взглянул на неё, не желая верить услышанному.
- Обет безбрачия? Такая девушка просто не может быть настолько замкнутой и скучной... Я в это не верю!

Он сам не заметил, как огонь, вспыхнувший внутри него стал разгораться всё сильнее и сильнее, желая доказать ей обратное. Может, она ещё не видела других городов, стран, не познала вкус жизни, наконец! А своим решением может только поставить на всех этих прелестях жизни крест.

- Послушай... Рей... Это, конечно же, очень важный шаг и я просто не имею права вмешиваться. Так же я не имею права рушить чужие мечты, но... окончательно ли твоё решение? Познала ли ты жизнь настолько, что готова дать столь важную клятву? Может... ты позволишь мне показать тебе, от чего ты отказываешься? - неожиданно молвил он - А уж потом примешь верное решение...
- Конечно же - добавил Ятен - Твоё имя и твоя личность будут сохранены в тайне. Не волнуйся насчёт моей известности - рассмеялся он - Единственный, кто пока что узнал меня в лицо - твой брат - развёл Рой руками - И, надо сказать, удивил меня.

-Если ты хочешь, ты, конечно же, можешь уйти. Только при условии, если твоя одежда высохла, если ты возьмешь мой зонт, и если ты вызовешь такси.  Но…- она замерла, раздумывая, - я ненавижу грозу и мне бы так хотелось, чтобы ты побыл со мной…

- Если ты хочешь, я, конечно же, останусь - кивнул он. - Скажи - начал Ятен - У тебя бывали какие-нибудь желания, которые ты хотела бы исполнить, но не смогла? - улыбнулся он, оглядывая комнату, лишённую света, за окном которой ежеминутно сверкала молния.

Разговор был серьёзен, но после таких откровений Рой просто не мог действовать, как раньше и как обычно - с другими людьми. Рей была совсем не такой, а значит и он должен поступать не так, как обычно. Вновь приблизившись к ней, Ятен коснулся губами её щеки. Заранее подумав о последствиях и всё взвесив, он не боялся получить по лицу, хоть и был готов к этому. Но он отказывался считать эту чудесную фиалку старой девой, считая, что в глубине её души ещё спит истинная, живая, настоящая Рей, в мечтах которой скрыто намного большее, чем просто провести всю оставшуюся жизнь в храме. Но, сам юноша считал, что она просто боится, и это было правильно, потому, что она не знает о его чувствах, а сам Ятен не готов.… Не был готов, к таким признаниям до сих пор.
- Мне бы правда хотелось, чтобы ты приняла верное решение… - чуть слышно добавил он, взяв её руку в свою.

+1

10

Рей никак не ожидала такой реакции на свои слова.
- Я стараюсь... Видит Бог - я стараюсь. Много людей хотят, чтобы я творил дальше, много людей хочет слышать мои песни, но... Но никто не спросил, чего хочу я... Ни один, из живущих на этой планете, - сказал он, закрывая лицо руками.
Рей была в замешательстве, не зная, что сказать, как себя повести, следует ли ей  произнести слова утешения, или наоборот постараться  задеть его, разбудить в нем стремление к борьбе?
-Ни один, из живущих на этой планете. Они все хотят видеть то, что им нужно. То, что им выгодно, и то, что им приятно. Они хотят только созерцать, не давая ничего взамен...- продолжал в это время Рой.

-Все мы видим лишь то, что хотим увидеть,
- ответила она спокойно,- отказываемся принимать то, что нам не нравится. И обвиняем других в том, что они поступают так же…
Слова Ятена отчего-то проникали в душу, она не могла оставаться безразличной:
- Нооо, - растянула она, - разве музыка, это не то чем ты сам так хотел заниматься? Разве не ты сам выбрал этот путь? Или ты не представлял, что все обернется именно так? Ты не стремился к популярности? – предположила она, пытаясь понять, чего же он хотел добиться в действительности.

"Он совсем не похож на тот образ, который создавала пресса. Он другой"
, - решила она про себя.

После ее правдоподобного рассказа, который объяснял  ее поведение, он поинтересовался, является ли ее решение окончательным. Рей замерла, спрашивая себя: "О чем это он? "
- Может... ты позволишь мне показать тебе, от чего ты отказываешься?

"Зачем ему меня переубеждать? "
– подумала она, безотрывно наблюдая за ним.
- А уж потом примешь верное решение... – добавил Ятен.

Рей попыталась улыбнуться, хотя слова Роя волновали ее.
- Ты так говоришь, будто стараешься уберечь меня от непоправимой ошибки, - Рей постаралась перевести все в шутку, но внезапно она сама испугалась серьезности своего решения, - В целибате нет ничего особенного, это мой свободный выбор, я сама…- уверяла она себя в слух, - Я думаю, духовная жизнь может быть не менее интересна, чем жизнь мирская.

"Может быть, не стоит отказываться от его предложения, так и не узнав, в чем именно оно заключалось? "
– вопрошал внутренний голос.

- Но, - она даже рассмеялась, стараясь скрыть собственное напряжение и то, как ее беспокоил этот разговор, - даже интересно, что именно ты хотел мне показать?
"Зачем мне это? – удивлялась про себя Рей, - В моей жизни меня все устраивает. Я намеренно выбрала одиночество. Я намеренно мечтала произнести обет, чтобы обезопасить себя от боли потерь…Когда-то я верила, что смогу найти свою родственную душу, но к чему себя обманывать? Это невозможно…"
Ятен в это время говорил о том, что ей нечего бояться, что ее имя он сохранит в тайне, и только упоминание о Зевсе заставило ее по-настоящему отвлечься от раздумий.

- Единственный, кто пока что узнал меня в лицо - твой брат
- развёл Рой руками - И, надо сказать, удивил меня.

- Почему? – неожиданно спросила Рей, мысленно ругая непутевого «братца».
"И надо же было ему такое придумать? – она снова разозлилась, - Мне итак хватает лжи…Ну, ничего, я выясню зачем ему это потребовалось "
- Ты же достаточно известен, наверное он видел тебя когда-то…Это я мало интересуюсь исполнителями, меня больше интересует музыка.

Он согласился остаться и, Рей поспешила достать свечи.
- Скажи … У тебя бывали какие-нибудь желания, которые ты хотела бы исполнить, но не смогла?

Рей поставила свечи на столик и зажгла их.
- Желания? - повторила она за ним, - Даже не знаю…А ты поможешь мне их осуществить? Ты великий волшебник?
А потом было легкое прикосновение к ее щеке, почти неуловимое. Она даже не успела испугаться, только когда он уже отстранился, ее глаза удивленно расширились.
- Мне бы правда хотелось, чтобы ты приняла верное решение… - чуть слышно добавил он, взяв её руку в свою. Рей на мгновение замерла, глядя ему в глаза но, вдруг, поспешно отдернула свою руку.

-Может быть, еще чаю? – спросила она, совсем растерявшись. Ей не хотелось так быстро отпускать его руку и все-таки она по привычке пыталась сохранить свою мнимую независимость.

0

11

Рой всё-таки открылся. Открылся, как никому ранее. Он сам не знал, почему именно перед  Рей. Причин у него было достаточно, и в то же время не было совсем. Иными словами, Ятен был в некотором замешательстве, ведь хотелось ей всё рассказать, но он не хотел, чтобы после такого они не сошлись, и она знала о его истинной натуре. Всё-таки, чем больше людей будут об этом знать, тем больше вероятность, что они смогут докопаться до истины и тогда Ятену придётся скрываться больше, чем обычно и тот образ циника и эгоиста будет простым прикрытием, в которое никто не поверит.
Он усмехнулся, слушая слова девушки о том, что действительное, то, что творится вокруг нас всегда именно действительно, а не только то, что мы хотим увидеть. Сам Рой также не выдавал желаемое за действительное, но... до недавних пор восприятие мира, что окружал его, было достаточно предвзятым. И вдруг Ятен встречает девушку, выделяющуюся из всей толпы, но при этом ничего особенного не делающую. Её можно не заметить среди десятков других, но стоит лишь взглянуть в её чарующие глаза, поговорить с ней, слушая сильный, но в то же время мягкий голос, который приятно ласкал слух, как Ятен чувствовал небывалое спокойствие и, улыбаясь (похоже, у юноши болели скулы, ведь до сегодняшнего вечера он улыбался слишком редко для нормального, не загруженного проблемами человека), отвечал на вопросы Рей, нежно смотря на неё.

- Разве музыка, это не то чем ты сам так хотел заниматься? Разве не ты сам выбрал этот путь? Или ты не представлял, что все обернется именно так? Ты не стремился к популярности? - удивлённо спросила она.

- Это так - кивнул Ятен - Я хотел заниматься музыкой. Проблема в том, что не бывает такого, чтобы музыкант хотел делиться с народом своими мыслями, воплощёнными в песни и при этом быть неизвестным. Я так мечтал об этом... Но, наверное, мечты посещают только тех, кто меньше всего думает о них.

- Я ждал этого - вздохнул он - Но звёздной болезни у меня не было никогда. Я представлял, какова обратная сторона медали, и ведь она... коробит человека, вставшего на путь славы. Он не живёт - он работает, причём на других, и, причём совершенно бесплатно. Деньги ему не важны, несмотря на то, что их у него хватает. А то, чего не хватает - не купить ни за какие деньги. Не купить спокойствие, не купить прекрасную мечту, о которой забывает каждый творец, не купить любовь...

Ятен вновь замолчал, думая, правильно ли он поступает. До этого момента он полагался только на свою интуицию и эмпатический дар, но ведь Рей ничего не сказала вслух, никак не поддержала его, сказала, что сама хочет жить духовной жизнью, дав обет. У юноши складывалось неизгладимое впечатление, что он ей неприятен.

- Но такого не может быть, ведь так? Я никогда не поверю, что такая красавица может ненавидеть... А может, она знала, кто я такой и теперь просто играет моими чувствами? - осенила его внезапная догадка - Что, если всё это, чтобы поиграть моими чувствами и назавтра об этом узнает ещё больше людей, чем я думал?

Он нахмурился и устремил новый изучающий взгляд на девушку. Но когда он видел её, то не мог хмуриться, хотя и хотел.

- Наш разговор ещё не закончен. Во всяком случае, о своих подозрениях я могу узнать и потом - подумал Ятен, считая себя чересчур задетым, но не показывая этого.

- Показать можно много красивого. Хоть слетать на Луну - улыбнулся Ятен - Посидеть на вершине горы, испытывая наслаждение от того, как снежинки тают на коже, разгорячённой от долгого подъёма. Проехаться по ночному городу, уехать на возвышенность, и смотря сверху вниз на гаснущие огни небоскрёбов говорить о прекрасном. Даже медитировать... будучи окружёнными деревьями со всех сторон. Это может быть всё, что угодно - живо продолжил он - Сходить на чей-нибудь концерт, поужинать в ресторане, кухню которого прежде пробовать не приходилось! Всё, что возможно, в наше время! Или ты уже была везде и делала всё, что возможно? Если да, то я бессилен... - доложил Ятен без тени шутки.

- Мой сценический образ - начал Рой - Разительно отличается от того, в каком я нахожусь вне сцены, поэтому у меня и вызвало это некоторое удивление - пояснил он - Ты на верном пути - улыбнулся Ятен - если бы все фанаты так думали, мне жилось бы, намного спокойнее.

- Я ведь говорю лишнего - укорял себя Рой - Зачем ей это знать? Вдруг она меня просто дурит? Как мне выяснить это? Нельзя во всём полагаться на то, что чувствую - вновь вздохнул он.

- Волшебник? - повторил Ятен, улыбнувшись - А почему бы и нет? Сейчас мало вещей, которые были бы неосуществимы. Можем даже подняться на Фудзи - улыбнулся Ятен - Я серьёзно.

От его внимания не ушло то, как она отдёрнула свою руку, и Рой понял, что нужно действовать незамедлительно и не тешить себя пустыми надеждами.

- Почему ты так боишься меня, Рей? - снова схватил он её руку. Притянув девушку к себе, он решился поцеловать её, вкладывая в поцелуй всё, что чувствовал, чувствует, и, вероятно, будет чувствовать, даже, несмотря на то, что она ответит. Глаза Ятена были закрыты, но веки дрожали, он силился посмотреть, что чувствует она и как среагировала на его поступок.

- Почему? - он нашёл в себе силы отстраниться и внимательно посмотрел на неё - Почему?

Отредактировано Yaten (2010-02-05 22:39:45)

+1

12

Рей слушала Ятена, пытаясь, наконец, понять что же за человек перед ней. Она чувствовала, его пафосность, но считала такую манеру общения издержками его профессии, а может быть и некоторой склонностью наверняка ранимой творческой натуры. Но его искренность глубоко тронули девушку.

- Нет ничего плохого в том, чтобы гордится своими достижениями, если ты удачлив, - отвечала она на его реплику о том, что он лишен звездной болезни, - но совсем другое дело  - подчеркнутое пренебрежение, которое мы часто можем видеть в отношении простых людей, со стороны так называемых звезд. Да, ты прав…есть вещи, которые нельзя купить ни за какие деньги.

В разговоре Рей никогда не отводила взгляда, только в том случае, когда (как ей казалось) в его взоре появлялась какая-то особая нежность. Но Рей гнала от себя странную догадку. Мир, в котором жила она, так отличался от мира, в котором существовал Рой, разве могли они оказаться хоть чем-то похожи и найти взаимопонимание?
И когда Ятен начал перечислять все-то что могла бы сделать Рей, она не смогла сдержать улыбки:

- Ятен, я же не запрусь в келье до конца своих дней. Целибат вовсе не означает, что я не смогу любоваться красотами природы, или посещать массовые мероприятия, это несколько другие ограничения,
- она замялась, говорить об этом ей было неловко, и все же она решила продолжить, - я жертвую браком и любовью к мужчине, чтобы ничто не отвлекало меня от моей цели.

Правильнее было бы сказать от любви к Богу, но она не захотела шокировать юношу, он наверняка ее бы не понял. Да, и сама Рей произносила бы в этом случае не свои слова, а речи, вбитые в нее в семинарии.

-Наверное, - она с трудом находила слова, искренность давалась ей нелегко, - мое представление о любви  идеализированно и оно не может ужиться с реальностью. Я не вижу вокруг себя примеров, которые могли бы оспорить идею о том, что земная любовь слишком недолговечна и ее ценность часто преувеличивают. Может быть, поэтому я и выбрала этот путь…так проще, чем совершать ошибки.

Сказав все это, она внезапно испугалась собственной откровенности. Впрочем, это была одна из черт характера, которую Рей никак не могла искоренить – прямолинейность. Вот и сейчас она понимала, что искренность может стать губительной не только для нее, но и для ее друзей, она все-таки балансировала на грани, предпочитая оставаться честной.

-Мне понравилась твоя идея, - Рей грустно улыбнулась, - может быть, мне стоит написать  список и  осуществить все твои предложения? Но разве ты готов потратить столько своего времени на какую-то девушку?

- Волшебник? - повторил Ятен, улыбнувшись - А почему бы и нет? Сейчас мало вещей, которые были бы неосуществимы. Можем даже подняться на Фудзи.  Я серьёзно.
- Что ж в таком случае, нам действительно придется составить список, - рассмеялась Рей.

Стоило Рей высвободить свою руку, как Ятен проворно схватил ее за руку вновь. От удивления она опешила.
- Почему ты так боишься меня, Рей? – спрашивал Рой, но, не дожидаясь ответа, притянул ее  к себе и поцеловал.
Жар поцелуя обжигал ее душу, разбудив ее спящее сердце. И вот уже она, не помня себя, обвивала его шею руками, отвечая на  поцелуй с такой же страстью. Пламя свечей все это время горевших спокойно, ярко вспыхнуло и внезапно погасло и через мгновение вновь загорелось. Что-то изменилось в Рей за этот короткий миг, изменилось безвозвратно. Когда Ятен отстранился, она не сразу пришла в себя. Нехотя открыла глаза, узнав его голос, призывающий ее к ответу:
- Почему?
Она, молча, смотрела в его глаза, которые снова удерживали ее взгляд не давая, освободится.
"Кто же ты такой Ятен…Рой? Кто же ты такой? Как тебе это удается? Что ты делаешь со мной?" – Рей казалось, что она обезумела, но постепенно к ней все же начала возвращаться трезвость мыслей. И свои размышления она продолжала уже вслух.

- Ты показался мне совсем другим человеком, потом выяснилось, что ты не тот за кого себя выдавал…а теперь чего же ты ждешь от меня? Разве это не повод вести себя осмотрительно?


"Он казался таким робким"
, - все еще поражалась она про себя. Она все еще сопротивлялась переменам в себе. Хотя уже понимала, что никогда не сможет вернуть душе прежний покой. Рей хотелось обнять его, но она упрямо сидела неподвижно. Несколько минут она просто смотрела на него, продолжая невидимую борьбу с самой собой. Но не выдержала и стремительно прижалась к нему, обхватив его руками. Однако и объятье длилось недолго, усомнившись в правильности своего поступка, она медленно освободила его от своих объятий, отстраняясь.

+1

13

Чем больше Ятен слушал её, тем больше понимал, что, несмотря на кажущиеся различия, они близки. Близки больше, чем могут себе представить. Он понимал её, разделял её решение и не собирался вставать на её пути. Она же, в свою очередь пыталась понять... да, что тут лукавить, она без сомнения всё понимала, и сам Ятен это чувствовал. Впрочем, поторопился он сказать и то, что не собирался вставать у неё на пути. Её слова о любви оставили след в его душе, и он не мог не поспорить с таким суждением.

- Как можно приносить любовь в жертву, Рей? - искренне удивляясь, спросил Рой - Ты ведь собираешься отказаться от величайшего из состояний души... Но я тут бессилен, моё мнение, будем честными, неважно для тебя и я не знаю всего, что, возможно, произошло с тобой. Но как твой знакомый - не разделяю этой жертвы, ведь она... бессмысленна. Любовь нужна всем. Знаешь... - решил он сказать ей про давний случай, произошедший с ним - Как-то раз, мы с друзьями просто бродили по городу, фотографировались, знакомились с новыми друзьями и продолжали путешествие. Простая бесцельная прогулка, чтобы порадоваться, отдохнуть, пообщаться. Было очень весело - усмехнулся Рой, вспомнив, как особо настырные приятели искупали его в фонтане - и позже, просматривая фотографии, я обратил внимание на одну из них, где были изображены двое моих друзей. Люди, судьбы которых столь различны, что они могли никогда не встретиться, если бы не случайное знакомство. Но... - закрыл глаза Ятен - Глаза... Их глаза были настолько разными, что при взгляде на фото это сразу было видно. Один - со счастливым взором, окрылённый, словно здесь лишь его телесная оболочка, а душа парит где-то высоко, достигнув просветления. Взор второго был поникшим, пусть он и улыбался, но глаза были пустыми и мутными, словно в них был только туман, что застилал их. Он глядел прямо перед собой, но не видел ничего...

Ятен сделал паузу, достав кошелёк и извлёк ту самую фотографию, поднеся её к Рей.

- Замечаешь? - протянул он фото девушке.

- Так вот - продолжил Рой - Позже, когда мне показалось это сверхинтересным, я думал вычислить это вручную, припоминая то, что знал об этих людях, но меня постигали неудачи. В тот же день, встретившись со знакомым, который и делал фотографии, мы разговорились, и я решил узнать, что же послужило причиной таких разительных перемен. Его улыбка дала мне понять, что он всё знает. Начал он свой рассказ с того, что глаза - зеркало души, а без радостей, которые испытывает душа, не будут светиться и глаза.

Любовь - совершенно серьёзно доложил мне он - Только и всего. Тот, что рад и сияет, словно Солнце - влюблён, другой же - познал на себе горечь утраты. Почему утраты? Ведь те, кто ещё не были влюблены, смотрят на мир скорее удивлённо, чем так меланхолично. Кстати, Марк - ткнул он пальцем в фото печального юноши - переел успокоительных, и его забрали в... словом, он сейчас проходит курс лечения...
Больше он ничего не сказал, но по глазам фотографа я всё понял...

Ятен вздохнул. Он мог ещё многое сказать Рей, но... зачем было столь рьяно её разубеждать? Она приняла решение, у него нет шансов, и, возможно, скоро ему придётся в чём-то стать похожим на бедного Марка, который сейчас лежит и смотрит на мир сквозь больничное окно.

- Хай Шалом, имбицилы мои, и мои децибелы - пришла на ум строчка из одной любимой Ятеном песни, где, как ни крути, так же прослеживалась горькая реалистичность пронизанного жестокостью и несправедливостью мира. Но унывать в самом начале пути было бессмысленно, только, если не думать, что обстоятельства всё равно вынудят его отступить в конце пути, и тогда будет жаль впустую потраченных сил...

- Я не хочу показаться слишком болтливым и навязчивым, Рей. - молвил Ятен - Ведь ты не считаешь меня таковым? Но твои слова вызвали во мне огромный резонанс. Мне хочется с тобой поспорить. Сказать, что в каждом живут идеальные представления о любви, которые зачастую не соответствуют действительности, но идеальная жизнь, по поверьям - ожидает нас только после смерти. А что насчёт ценности и долговечности любви... Ведь мы часто зависим от каких-то событий, а не от любимого человека... Сколько нам нужно времени, чтобы просто понять свою половинку - неизвестно, но некоторые стараются воспользоваться грубостью и безнадёжно обижают свою любовь. Неспособность взаимопонимания и разные представления об этом слове в целом - вот и вся причина разрывов и расставаний - серьёзно посмотрел Рой на девушку. - Я уверен, что в жизни этого не избежал никто, но у каждого сердца своя хрупкость... Одно разобьётся - и уже не склеишь...
Ошибки совершали все. Думаю, ошибался даже бог, что создал нас. А ты хочешь избежать неизбежного. Ошибки делают нас мудрее и опытнее. Без них - никак...

Он вздохнул и устремил взор на подрагивающее пламя свечей.

- Я готов. И я уже сказал, как ты для меня важна, поэтому я готов потратить на тебя сколь угодно времени - улыбнулся Ятен. - Лишь бы ты не отказалась.

- Пока я не готов сказать тебе всё, Рей - огорчённо подумал Рой - Потому что такого просто не бывает. Об этом пишут те самые сказки, которые я привожу в пример, чтобы дать тебе самое главное, что может быть у человека - вера. Вера в бога, в которого веришь ты; вера в то, что мир не так уж и плох; в то, что люди ещё не разучились мечтать и внутри них больше доброго и прекрасного, а внутренние демоны подавлены ангелами; и вера в самое главное - в то, что есть ещё любовь...

Вопреки его опасениям, Рей ответила на его порыв не менее страстно, развеяв сомнения о том, что всё это - искусная фальшь. Он уже не видел игры пламени, глаза юноши были закрыты, в этот момент в его мыслях вновь возник тот прекрасный пейзаж и то чувство, что посетило его после медитации.

- Ты показался мне совсем другим человеком, потом выяснилось, что ты не тот за кого себя выдавал,…а теперь чего же ты ждешь от меня? Разве это не повод вести себя осмотрительно?

- Конечно - кивнул Рой, вновь ощущая свою вину - Но... Та ли ты, за кого себя выдаёшь? - чуть было не произнёс он, но сумел сдержать секундный порыв - Но это ведь была только моя осмотрительность... - вздохнул он - Если бы я знал о тебе всё, будучи незнакомым с тобой, я бы никогда не солгал тебе, поверь...

Рей обняла его, и, как показалось юноше, извиняясь тем самым за сказанные слова, хотя, в этом, он мог и ошибаться. Она быстро поспешила отстраниться, однако Ятен не дал ей этого сделать, обнимая крепче.

- Я бы не стал лгать, если бы знал, какая ты... Фиалка... - слетело с его губ.

+1

14

- Как можно приносить любовь в жертву, Рей? – удивленно укорил ее Рой, ей показалось, что сейчас его устами говорит с ней сам Будда. Сколько раз ей казалось, что она встречает на своем пути знаки, которые должны были поддерживать ее веру: в шепоте огня она видела особые символы, в словах учителя Амиды она читала скрытый смысл, как-будто все ее предостерегали, что она выбирает неверный путь. Что ее великая цель, слишком ничтожна. Ибо нельзя говорить, что ты любишь Бога, и при этом отрицать земную любовь. Ведь в таком случае, ты отказываешься от любви к человеку, а можешь ли ты познать тогда любовь к богу? Но упрямство, одна из черт присущих овнам, не позволяло ей отступить. Несмотря на то, что она понимала, таким образом, она обрекает себя на одиночество, отказывается от жизненного опыта, в сущности, от самой жизни.

Впервые за долгое время она стала серьезно сомневаться в своей правоте. "Ты ошибаешься, Ятен, твое мнение важно для меня", - подумала она, внимательно слушая его рассказ. Вскоре в ее руках оказалась фотография, и она сама смогла убедиться в правильности его слов. Действительно, оба молодых человека улыбались, но во взоре одного читалась отрешенность, а взор другого излучал теплоту.

- Наверное, они были лучшими друзьями,
- задумчиво произнесла девушка, глядя на фотографию, - и, наверное, более удачливый пытался вернуть Марку веру в жизнь, но ему не удалось отвлечь его от тяжелых мыслей…должно быть, Марк сам этого не хотел…

Она все еще рассматривала фотографию. "Выходит мы сами загоняем себя в ловушку, только мы виноваты в том, что все происходит так, а не иначе…если бы я могла отринуть свой страх, я стала бы счастливее…Неверно, было думать, что кто-то сможет освободить меня от этого, пока я сама не захочу бороться. Я ждала своего единственного, но ничего не делала для того чтобы повстречаться с ним…  но даже если бы наша встреча стала возможной, смогла бы я узнать его, живущая в мире собственных страхов? Не так просто найти свою родственную душу, это великая удача…раньше я никогда и ни к кому ничего не испытывала, поэтому и решила, что неспособна полюбить. Но Ятен не такой как остальные, он заставляет мое сердце биться быстрее, он заставляет меня вспомнить  позабытое. Я не захотела отпускать его в парке и не хочу отпускать теперь. Теперь я точно знаю, что не могу отпустить его"

- Я не хочу показаться слишком болтливым и навязчивым, Рей.  Ведь ты не считаешь меня таковым?
– произнес он, заметив ее долгое молчание.
- Нет, конечно, не считаю, - улыбнулась девушка, после чего Ятен продолжил свой монолог и каждое слово, слетающее с его уст, все больше и больше волновало ее душу.

Каждого человека, вне зависимости от возраста, пугают перемены, просто одни способны признаться себе в этом страхе, другие – нет, первым удается его преодолеть, у вторых же остается два пути: смирится или не принять, но и в том, и в другом случае их жизнь становится безрадостной.  Совершенствоваться, двигаться вперед может лишь тот, кому удалось одержать победу над собой. Это было так очевидно, и Рей даже стало обидно из-за того, что она так долго заблуждалась, блуждая в замкнутом круге. Целибат не являлся для нее обязательным, так зачем же ей намеренно себя ограничивать, лишать простой радости – любить и быть любимой? Не слишком ли она строга к себе, хватит того, что она избрана хранителем, и она не может передать эту ответственную миссию кому-то другому.

- Я готов. И я уже сказал, как ты для меня важна, "Ты говорил об этом? Впрочем, к чему слова, я же чувствовала все время…просто не решалась поверить" поэтому я готов потратить на тебя сколь угодно времени, лишь бы ты не отказалась.
- Я не откажусь, - сдержанно ответила она, хотя в душе у нее бушевало пламя.

- Знаешь, Ятен, ты, наверное, прав, во многом – неохотно, начала она, все-таки не желая признавать перед ним своей ошибки, - я бы хотела, чтобы ты показал мне мир, который я не видела. Я бы хотела, чтобы ты был рядом со мной, когда я буду осуществлять все задуманное…в конце концов, это не моя идея, - пошутила она.

- Если бы я знал о тебе всё, будучи незнакомым с тобой, я бы никогда не солгал тебе, поверь...- от этих слов сердце отозвалось болью, она почувствовала, что виновата перед ним, поскольку не может быть полностью откровенной в ответ на его откровенность. Когда она попыталась отстранится, Ятен не дал ей этого сделать и произнес:
- Я бы не стал лгать, если бы знал, какая ты... Фиалка...

-Фиалка, - повторила она, - почему ты меня так назвал?
Она прижалась к нему и закрыла глаза.
-Твоя музыка рождает образы…когда я слушала твою мелодию я представила крохотную горную фиалку…Ее лепестки дрожали на ветру, но ее хрупкую оберегала сильная, свободная птица. Я еще тогда подумала, что тебе удалось передать противоречие. Иногда мне кажется, что весь мир состоит из контрастов и где-то на грани между ними и есть истинная красота. Поэтому твоя мелодия так запомнилась мне.

Отредактировано Ray (2010-02-08 00:43:35)

+1

15

Рей изучала фото, и по её глазам Ятен видел, что она поняла чувства этих людей и прониклась теми чувствами, что излучали их взгляды. Да, это была всего лишь фотография, но иногда простого снимка достаточно, чтобы передать те эмоции, которые, возможно, не будут видны даже при реальном общении.
Как и сейчас...

- Не знаю - честно ответил Рой - Так далеко в этой истории я не копал. - усмехнулся он - Думаю, что они были друзьями, и более того, Марк понимал своего друга и был рад за него, а тот пытался доказать, что счастье может быть спрятано где угодно, нужно только искать...

Ятен задумался, услышав слова Рей о том, что Марк сам выбрал свой путь, и ничто не могло ему помешать. Несомненно, она поняла, что имел в виду юноша. Да, Ятен привёл эту историю в пример, чтобы Рей заметила некоторое сходство между собой и разочаровавшимся в любви человеке. Странно, но после таких неудач, кажется, словно потускнел и мир в целом, будто погасли сердца других людей, огнями заполняющих черноту, идущую от ядра земного.

- Если я не смогу её убедить, то потеряю... как мы потеряли Марка... И тогда мир содрогнётся... - с ужасом подумал Ятен и посмотрел на неё, такую прекрасную и такую печальную, зажатую между двумя противоположностями. Он вдруг понял, что теперь на его плечах важнейшая задача - помочь выбрать ей верное решение. И Ятен знал - если не он, то этого не сможет сделать никто. Но главное - её согласие, без него весь запал музыканта мог сойти на нет, и он ничего бы не смог поделать с её обетом.

Он нежно улыбнулся в ответ на её согласие, но вдруг понял, что и сам не видел мира во всей красе и стоит показать Рей нечто большее, чем вершину горы и пригласить её на своё выступление, вот только... что?

- Над культурно-образовательной программой я обещаю подумать - молвил Ятен с улыбкой - Но, наверняка, у тебя есть какие-то предпочтения, которые я назвал желаниями... Может, расскажешь о них?

На следующий вопрос он ответил не сразу, долгое время просто слушая её дыхание и гладя по спине. Рой даже не знал, как ответить на два вопроса так, чтобы получилось не слишком предсказуемо. Ведь он знал, что может ответить девушка. Даже если бы она не дала ответа, то могла подумать, что он опять солгал. Но нет... больше Рой ей лгать был не намерен.

- Когда мы медитировали в парке - начал он, не выпуская её из объятий - Я подумал о тебе и перед моим взором возник прекрасный цветок, что рос на вершине горы. Кругом были другие цветы, отличный вид на зелёные леса, тающий под солнцем снег, но... это была маленькая Вселенная. И Фиалка была её центром. Думаю, что так мне представилась та девушка, в глазах которой застыла нерешительность и волнение, когда она очутилась у меня на коленях... И та музыка - тихо продолжал он - была продолжением медитации... То, что я не мог сказать словами, потому что не хватит набора букв, чтобы передать всю красоту образа, я мог передать музыкой, которая навевала то, что ты увидела.

Он чуть отстранился и положил руки ей на плечи.

- Мир стремится к гармонии... Но так суетится, что весы мирозданья, если таковые есть, будут всё время шататься, ведь неугомонные бегают от одной чаши к другой, не понимая того, что надо просто прекратить движение. Но иногда противоположности, подобные нам находят друг друга и наступает гармония, которой так не хватает миру - грустно закончил Ятен. - Наверное, я достиг её только сегодня в парке, хотя силился сделать это ещё несколько месяцев назад... Но... можно ли сейчас говорить о том, что ты приближаешься к такому состоянию?

+1

16

Непогода все так же бушевала за окном, разве что звук грома стал глуше,  более отдаленным.
- …а тот пытался доказать, что счастье может быть спрятано где угодно, нужно только искать... – промолвил Ятен.  А Рей в это время тоже о чем-то размышлявшая проговорила:
- Да, это правда…я где-то прочла, -и она процитировала отрывок стихотворения, который когда ей запомнился – А любовь дает нам знаки, то вблизи, то вдалеке: вот она, в глазах собаки, в распустившемся цветке. Только слишком просто чудо, чтобы нам ужиться с ним и не ждать любви оттуда, где она дана другим… Теперь я кажется, понимаю о чем хотел сказать автор.

Окружающий мир отдалился, стал странно далеким.  В темной комнате, освещенной только теплым светом свечей, ей казалось, что мир преобразился. Сейчас она любила дождь, его тихий шорох, едва различимый на слух.  Именно этот звук создавал иллюзию полного исчезновения мира. Как будто дождь отгородил их от города и спешки со всех сторон. Ей казалось, что она видит приятный сон.  Всякие мысли о том, что Ятен может быть опасным человеком, давно покинули ее голову. Она чувствовала, что он стремится ей помочь и словно в продолжение ее мыслям он спросил:
- Но, наверняка, у тебя есть какие-то предпочтения, которые я назвал желаниями... Может, расскажешь о них?

-Я разочарую тебя, Ятен…прежде у меня не было времени задумываться над своими желаниями. Но мне всегда хотелось гулять всю ночь напролет, чтобы потом встретить рассвет на мосту, а потом самой первой зайти в кафе и не спеша пить утренний кофе, глядя в окно, на просыпающийся город. А еще мне всегда хотелось сделать что-нибудь необычное…необычное скорее для меня, потому что кто-то не увидит в этом ничего особенного. Например, мне хотелось бы, нарисовать картину…я никогда не рисовала, я даже не умею… Природа не наделила меня талантами…но если рисовать только для себя, то я думаю ничего страшного. Я бы хотела выбрать день, уехать куда-нибудь за город, найти красивое место и рисовать то, что я вижу…хотя, конечно же, это можно было бы делать не выходя из дома. Но я хочу запечатлеть настроение солнечного дня, мне не важна форма…мне интересна идея. У меня будет мольберт, и все остальное как у настоящего художника, - ее взгляд стал отстранено-мечтательным. Наконец, она посмотрела на Ятена, как бы удивляясь, что находится совсем не в своем солнечном дне, а все в той же комнате, и, пытаясь сдержать смущенную улыбку, добавила – Мне кажется, что у меня смешные мечты.

Его история о том, как возникла мелодия, оказалась просто невероятной. Рей улыбнулась: "Мне кажется, снова начинаю верить в сказки. Но как объяснить, что наши мысли настолько схожи? – размышляла она, все так же прижимаясь к нему и не открывая глаз, - Может быть, Ятен – моя родственная душа? "
Но он отстранился, тем самым заставляя ее очнуться и открыть глаза. Руки Ятена легли ей на плечи:

- …иногда противоположности, подобные нам находят друг друга и наступает гармония, которой так не хватает миру, - промолвил он и, хотя Рей знала, что от того, что два человека нашли друг друга в этом огромном мире, земля не переменит угол своего вращения, а зло и пороки, существовавшие испокон веков, не исчезнут бесследно. Но сейчас она верила каждому его слову.
- Но... можно ли сейчас говорить о том, что ты приближаешься к такому состоянию? – спросил он и Рей ответила:
-Мне кажется, я начинаю воспринимать мир по-другому…наверное да.

Неожиданно она почувствовала себя бесконечно свободной, беззаботной как в детстве, когда она мечтала о невероятных приключениях и даже сама желала поскорее стать хранителем. Но мечты всегда несколько отличаются от реальности, и к осознанию этого, примешивается некоторое разочарование. Кажется, что однажды избранный путь был выбран неверно, тем более, если это было и не твое решение вовсе. Однако так было предначертано. А значит, и их встреча была неизбежна и возможно, он и есть тот единственный предназначенный для нее самой судьбой…Но может быть, все-таки она неправильно разгадала знаки? Может быть, он послан дабы искусить ее дух, проверить ее волю и преданность собственным убеждениям?
Если так – то она проиграла. Но, несмотря на это чувствовала себя счастливой. Она сама снова приблизилась к нему и поцеловала в губы: нерешительно, но пылко. Рей еще не подозревала, какая она, да и  что может знать о себе девушка, даже ни разу не любившая?
- Скажи, Ятен, - медленно произнесла она, чуть от него отстранившись, заглядывая в его глаза, - ты веришь в то, что для каждого человека существует родственная душа, та, которая сможет понять, принять и полюбить?

+1

17

- Чудное стихотворение - молвил он, прислушиваясь к отдалённым раскатам грома - Но...ведь ни один человек не сможет в полной мере сказать, что же есть любовь, как мы говорим о солнце, что восходит утром и опускается вечером...  Её можно сравнить с цветами, ведь так, Рей? - нежно произнёс он - Но цветы не способны передать всю глубину того, что чувствует влюблённый человек. Он даже не способен передать эти ощущения словами. Как быть? Надо почувствовать... Как бьётся сердце другого, ощутить, как нежны прикосновения любимого человека, как приятен слуху его шёпот. Впрочем - прервался Рой - Это лишь теории любви, если можно их так назвать, потому что суть любви - практика - усмехнулся он - А на практике редко всё бывает идеально. Но это не точная наука и погрешностей не избежать.

Ятен вдруг почувствовал, что то, что он делает, являлось словно каким-то ранее составленным планом. Что он, сам того не понимая, пытался отшутиться, чтобы Рей не подумала, как за несколько часов он успел её полюбить.

- Она ведь сочтёт это полной глупостью... бредом, не так ли? - спрашивал он себя - И почему я делаю это, не задумываясь? Подсознательно? Да, это мой любимый ответ, когда речь заходит о неординарных поступках, но ведь сейчас всё не так... Я хочу, чтобы она знала... И она, без сомнения, чувствует это. Но, почему-то я пока не могу сказать об этом вслух...

Шум дождя настраивал его на какой-то особый, романтический лад, но обстановка не позволяла петь дифирамбы и пить вино, да и под рукой не было гитары. Но больше ему хотелось спать, однако он понимал, что в этом вопросе загнан в замкнутый круг. Настаивать на уходе он не мог, потому что проявлял уважение к девушке, прямо заявить о своём желании он не мог, было неизвестно,  насколько превратно истолкует его мысли вслух сама Рей, да и... не хотелось проявлять эгоизм, который так отталкивал её.

Однако, сейчас он забыл про сон, слушая о её мечтах. Рой улыбнулся, отметив, что она противоречит себе.

- Ты не задумывалась над желаниями, но ведь они есть и... они прекрасны... Желания... для двоих - улыбнулся Ятен, додумав про себя, что Рей никак не стремится к одиночеству, но страх быть отвергнутой, вполне реален и он не даёт ей открыться людям. Впрочем, это чувство находится внутри каждого, кто влюблён, но ещё не говорит о своих чувствах, и сам Ятен не был исключением.

- Не бывает смешной мечты, Рей - молвил он - Кроме прекрасных, других грёз нет. А те, что есть - не грёзы вовсе. Я помогу тебе – немного  погодя добавил Ятен.

На его взгляд, в краткости ответа было всё, что он хотел ей сказать и всё, что чувствовал. Она казалась ему такой разной, такой непредсказуемой... словно пламя свечей, то ровное, то подрагивающее от малейших дуновений ветра и дыхания.
- Твой огонь не угаснет... - пообещал он - Я не допущу этого...

Пока он размышлял, ещё касаясь её плеч, девушка подарила ему свой поцелуй, горячий и чувственный и на несколько мгновений Ятен забыл, что он ещё хотел сказать ей. Его не покидало ощущение, что всё проходит слишком быстро, и со временем чувства могут угаснуть, но он успешно отгонял от себя это чувство.
- Не в этот раз, не сейчас... Мои чувства к ней останутся такими, какие они есть!

- Скажи, Ятен, - медленно произнесла она, чуть от него отстранившись, заглядывая в его глаза, - ты веришь в то, что для каждого человека существует родственная душа, та, которая сможет понять, принять и полюбить?

- Конечно... - ответил он, поймав её взгляд - У любого человека есть родственная душа, и, быть может, как раз её поиск и является смыслом жизни... Ведь чтобы жить, а не существовать, нам нужна цель. Только порой такие души далеко друг от друга... А иногда - даже ближе, чем мы можем представить.

Он вновь притянул Рей к себе и поцеловал; сперва нежно, а затем более страстно. Едва заметно, одной рукой он поглаживал её волосы, вторая легла девушке на талию. Он не хотел ни о чём думать, но знал, что она поймёт его последние слова.

+1

18

-Мне кажется, что автор хотел сказать нечто иное…Мне кажется, что он говорит – неследует завидовать счастью других, тех, кто уже обрел любовь. И о том, что ее можно встретить лишь поверив. Ты прав, все понимают любовь по-разному, именно поэтому мир так несчастен. Если бы люди умели лучше понимать друг друга, все было бы иначе. Но мне кажется, умение любить – особый дар…не знаю, всем ли он доступен.

Она подумала о себе, о своих не давних страхах, о том, что никогда никого не любила прежде, из-за страха ошибиться. Но теперь она понимала, что ожидание беды, пожалуй, хуже самой беды. Теперь она видела, что все это время отказывалась от жизни, от того прекрасного, что в ней есть…именно это Ятен пытался объяснить ей. И сейчас ей хотелось просто идти навстречу этому новому прекрасному чувству, действовать, руководствуясь импульсами, а не разумом, забыть обо всем, что ее сдерживало раньше. А что ее сдерживало? Одобрение других, нормы морали – ради кого, для чего? Нет, - убедила она себя, - ее сдерживали собственные принципы. Раньше она не собиралась искать компромисс, но станет ли она делать это теперь? Все-таки за компромиссы с собой приходится платить, рано или поздно. Но ее отказ от любви, что это как не компромисс, ради спокойной жизни, без чувств, без боли?

- Ты не задумывалась над желаниями, но ведь они есть и... они прекрасны... Желания...
– проговорил Ятен, и ей показалось, что предложение осталось незакрытым, но она посчитала, что, скорее всего ей показалось.  Дождь все еще шел и, теперь, негромкий шорох убаюкивал Рей, если бы не общество Ятена она, предпочла бы уже оказаться в кровати. Юноша предложил свою помощь, в осуществлении ее простых мечтаний, и она благодарно кивнула ему в ответ. Глаза слипались, и она с трудом отгоняла дрему, однако его слова о том, что он верит в тоже, что и она заставили ее оживиться. А после того, как он привлек ее к себе, чтобы поцеловать сон и вовсе отступил. Она обняла Ятена, поглаживая его по спине и еще влажным волосам. Отзываясь на поцелуй ответной страстью. И все-таки нашла в себе силы, отстранится от него.

- Ятен, – заговорила она, пытаясь восстановить сбившееся дыхание, – гроза, кажется, затихает, но я не уверена, что твои вещи уже высохли.
Она лукавила, конечно, вещи уже почти высохли, но ей не хотелось его отпускать.
-Может быть, ты останешься у меня…если хочешь? – она заглянула в его глаза и тут же спохватившись, добавила, - ты можешь спать здесь, я постелю тебе постель. Меня это ничуть не затруднит, напротив, я буду очень рада.

+1

19

- В этом что-то есть, так или иначе - согласился Ятен - Для каждого человека любовь - свой храм, который нужно украсить снаружи, чтобы он процветал и внутри. И вера в любовь здесь сводится к вере любимому человеку, которому можно всё простить и всегда понять... даже тогда, когда он теряет сам себя... И это тоже особый дар, который дан далеко не каждому.

Возможно сам Ятен слишком возвышенно и красиво говорил о таком чувстве, как любовь, на самом деле считая её более приземлённой, чем она есть, но замечал за собой, что в теории всем свойственно приукрашивать такие вещи. Задумавшись, он вспомнил о музыке, на деле тоже являющейся не слишком возвышенной, но при определённой обстановке, не было равных красивой мелодии, которая настраивала на дело или же наоборот, расслабляла, играя настроением. Быть может, то же было и с любовью, и просто нужно было поверить в неё, чтобы возвысить до небес.

Он всё ещё внимательно наблюдал за Рей, и видел, что та тоже устала, однако ему первому не хотелось прерывать интересный разговор и Рой терпеливо дожидался, пока она сделает это сама.

- Ятен, гроза, кажется, затихает, но я не уверена, что твои вещи уже высохли. - начала Рей.

- Ничего страшного - ответил было Ятен - Я...

-Может быть, ты останешься у меня…если хочешь? – она заглянула в его глаза и тут же спохватившись, добавила, - ты можешь спать здесь, я постелю тебе постель. Меня это ничуть не затруднит, напротив, я буду очень рада.

- Мне как-то не по себе - было первое что он ответил на её предложение - То есть, я хочу сказать, что мне всё равно не хочется затруднять тебя, несмотря на твои слова... Однако, если ты хочешь, я могу остаться - улыбнулся Рой - Только... - заметил он - Не покажешь, где у тебя ванная?

И - да... - добавил он - Если я всё же захочу уйти, а ты будешь спать, то я оставлю записку, идёт? - молвил Ятен, подумав, что это было сказано скорее на всякий случай и эту ночь он проведёт здесь.

0

20

Он попросил показать ванную и добавил: Если я всё же захочу уйти, а ты будешь спать, то я оставлю записку, идёт?
- Хорошо, - согласилась девушка, беспокоится о том, что в квартиру может кто-то проникнуть ей не зачем: дверь сможет отворить только кто-то из ее близких друзей, чьи отпечатки есть в базе.

-Пойдем, - позвала она Ятена, поднялась по лестнице на второй этаж.
-Вот, - она остановилась у дверей в ванную комнату, - здесь ванная. А я пока приготовлю для тебя постель.
С этими словами, она исчезла, предоставляя Ятену полную свободу действий. Вернувшись в гостиную, она постелила на диване чистое постельное белье и снова вернулась наверх. Ятен все еще не вышел, и Рей зашла в свою комнату. Гроза уже почти стихла, только дождь все еще шуршал за окном. Усталость давала о себе знать, Рей взглянула на часы. Была уже полночь. Она оставила дверь приоткрытой, чтобы не прослушать, когда ее гость выйдет из ванной, а сама прилегла на кровать «на минуточку», и чутко прислушалась…Однако, едва ее голова коснулась подушки, она провалилась в сон. Так она и заснула в одежде.
Миналуш, в это время, обнаружил на диване еще одну постель и  забрался под одеяло.

Отредактировано Ray (2010-03-07 19:36:13)

+1


Вы здесь » 30 Век (ЗОВ) - Будущее » Кристальный Токио » Токийская квартира Ray Halloway